Проект интерьера районной детской библиотеки им. А. М. Горького в Нижнем Новгороде, арх. ГОРА

Библиотека как великий уравнитель

Сначала в Москве, а теперь и в регионах запущена волна преобразований государственных библиотек. Помещения площадью иногда менее 100 квадратных метров, от Северной Осетии до Ямала и Камчатки, становятся общедоступной точкой подключения к образованию и культуре в прямом и переносном смысле. Во имя этой высокой цели библиотекари наконец начали работать с архитекторами, так как самым надежным пропуском к бюджетам федеральных программ—и, конечно, сердцам аудитории— оказался грамотный дизайн-проект.

Место для книг или место для людей?

Еще десятилетие назад библиотека почиталась местом соприкосновения с сакральными носителями знания. Носители, в отличие от музейных экспонатов, руками трогать было можно, но не все и только в специально отведенных местах. Жесткая планировочная структура увязывалась с жесткими регламентами и сценариями использования пространств, которые прекрасно иллюстрировал сюжет из КВН начала 2000-х о библиотечном вышибале («Некоторые не понимают, что Пушкин уже закончился и тишина должна быть в библиотеке!!!»). Конечно, особо талантливые граждане умудрялись преследовать здесь и довольно прагматичные цели, однако даже находчивой героине Натальи Муравьевой из кинофильма «Москва слезам не верит» приходилось для знакомства с «нужными людьми» выходить из читального зала в курилку.

С распространением интернет-технологий в 1990-е годы библиотеки быстро сошли с пьедестала небожителей. Книги как таковые становились все менее востребованными, читальные залы пустели, и хотя государство продолжало выделять средства на содержание гигантской сети библиотек по всей стране, их едва хватало на мизерные зарплаты сотрудников.

Возрождение в России института частной собственности и возможность онлайн-доступа к информации и услугам вылилось в еще один тренд—сужение физического поля взаимодействия. Люди минимизировали общение друг с другом, «озаборились», перестали ходить в общественные места и сполна наслаждались возможностью выбора времени, места и компании (причем в качестве места в основном выбирался собственный дом). Схожий эффект мы наблюдали во время локдауна, когда можно было встречаться лично буквально только с тем, с кем хочешь, потому как для всех остальных был железный аргумент этого не делать и переводить все контакты в виртуальный формат.

В то же время уже в начале 2000-х в Европе и Америке, несмотря на то что и там традиционная библиотека находилась под угрозой из-за всеобщей цифровизации, началась даже не реновация существующих читален, а строительство новых зданий качественно иной типологии. Это были уже скорее медиатеки—центры по работе с информацией гибрид- ного формата, как печатной, так и электронной, в которых библиотечные работники выступали навигаторами и проводниками по обоим «мирам» (вспомните библиотеку OMA в Сиэтле, открывшуюся в 2004 году). А еще буквально десять лет спустя такие примеры, как библиотека Oodi в Хельсинки, LocHal в Тилбурге (подробнее см. ПР93/94) или Дом мудрости в Шардже (ОАЭ) по проекту Нормана Фостера, открывшийся меньше года назад, показывают нам, что библиотека как явление вышла на но- вый уровень. Многофункциональная, гибкая и открытая для всех, объединившая разные сообщества, интересы и виды деятельности, она совершила переход от места для пассивного получения информации до пространства активного освоения знаний и навыков. Сюда можно просто прийти и заняться практически чем угодно: поработать, поесть, отдохнуть, почитать, посмотреть фильм и послушать музыку (на хорошей аппаратуре!), порыться в интернете, пообщаться с семьей и друзьями, научиться печатать на 3D-принтере или лепить из глины. А еще в большинстве из них можно бегать и шуметь—тишина отменяется (для уединения с источником информации есть особые изолированные помещения).

Дом мудрости в Шардже, ОАЭ, арх. Foster & Partners, 2021. Двух- этажный гостеприимный стеклянный объем защищен от солнца глубоким козырьком по всему периметру и бамбуковыми жалюзи.
Дом мудрости в Шардже, ОАЭ, арх. Foster & Partners, 2021. Двух- этажный гостеприимный стеклянный объем защищен от солнца глубоким козырьком по всему периметру и бамбуковыми жалюзи.
Дом мудрости в Шардже, ОАЭ, арх. Foster & Partners, 2021.305 тысяч книг располагаются не только в 15 залах, но и в саду, где высажено 331 дерево и установлена скульптура в виде свитка британского художника Джерри Джуда
Дом мудрости в Шардже, ОАЭ, арх. Foster & Partners, 2021.305 тысяч книг располагаются не только в 15 залах, но и в саду, где высажено 331 дерево и установлена скульптура в виде свитка британского художника Джерри Джуда
Центральная городская библиотека Хельсинки Oodi, арх. ALA architects, 2018. Расположение здания на Народной площади, прямо напротив Парламента, было выбрано как символ прозрачных отношений между властью и горожанами, а также как напоминание о том, что Закон о библиотеках Финляндии обязывает библиотеки содействовать обучению на протяжении всей жизни, активной гражданской позиции, демократии и свободе выражения мнений.
Центральная городская библиотека Хельсинки Oodi, арх. ALA architects, 2018. Расположение здания на Народной площади, прямо напротив Парламента, было выбрано как символ прозрачных отношений между властью и горожанами, а также как напоминание о том, что Закон о библиотеках Финляндии обязывает библиотеки содействовать обучению на протяжении всей жизни, активной гражданской позиции, демократии и свободе выражения мнений.
Центральная городская библиотека Хельсинки Oodi,  Внутри на по- следнем этаже есть читальный зал открытой планировки, однако лишь треть площадей библиотеки занята книгами. Остальные пространства отданы людям и включают кафе, ресторан, общественный балкон, кинотеатр, студии аудио- и видеозаписи и рабочие зоны.
Центральная городская библиотека Хельсинки Oodi, Внутри на по- следнем этаже есть читальный зал открытой планировки, однако лишь треть площадей библиотеки занята книгами. Остальные пространства отданы людям и включают кафе, ресторан, общественный балкон, кинотеатр, студии аудио- и видеозаписи и рабочие зоны.

Таким образом, давая доступ ко всем этим благам цивилизации бесплатно и абсолютно всем, библиотека стала территорией открытости, свободы и равенства. Что соответствующим образом отражается в планировке: много воздуха и открытых пространств, множество книг в открытом хранении, разнообразное зонирование под разные активности и т. д. Характерно, что в первых двух из трех приведенных примеров (в Хельсинки и Тилбурге) горожанам дали возможность придумать и спроектировать какое угодно «пространство для себя».

И они дружно спроектировали... библиотеку!

«Модельная перезагрузка»

А что же в России? Кто-то считает, что те стремительные изменения в устройстве и значимости библиотек для общества, которые наблюдаются у нас сегодня, лишь следствие общемировых тенденций. Кто- то отводит в этом процессе ведущую роль Сергею Капкову, который в начале 2010-х годов запустил в Москве очень важный процесс демократизации общественных пространств и, в частности, трансформацию столичных библиотек в «городские гостиные» (библиотеку Достоевского и Некрасовку с тех пор знают, кажется, все). Сегодня эта программа называется «Московские библиоцентры», и к середине 2021 года по ней было преобразовано уже 125 столичных библиотек. А в 2019 году был объявлен национальный проект «Библиотека нового поколения» под кураторством РГБ: благодаря ему «точки подключения к глобальной культуре» стали появляться и в регионах, охватывая удаленные деревни и села.

Да, до строительства отдельных библиотечных зданий мы пока не дозрели. Хотя у нас уже есть прецедент превращения в большую национальную библиотеку музейного комплекса в Татарстане. С другой стороны, имея 36 тысяч муниципальных читален (только в Москве их почти четыре с половиной сотни), которые уже расположены в стратегически важных точках для «ликвидации безграмотности» (а в наши дни, как уже упоминалось, их задачи ставятся еще шире), было бы крайне нерационально не использовать этот ресурс. Так что программа, на которую до 2024 года выделено 5 млрд рублей, работает следующим образом: библиотеки, находящиеся на балансе государства, через субъекта РФ подают заявку, где описывают текущее состояние здания/ помещения и план будущих мероприятий, и участвуют в конкурсе, по итогам которого получают 5 или 10 млн рублей и официальный шанс стать «модельной библиотекой нового поколения». И хотя формально дизайн-проект прилагать к заявке не требуется—достаточно новой схемы функционального зонирования—уже первый год проведения конкурса показал, что наличие проекта (и людей, готовых его развивать и вести)—не только способ с большей вероятностью стать одним из 110 победителей года, но и ключевой инструмент освоения полученного бюджета эффективно и в срок. Иначе, несмотря на наличие общих методических рекомендаций по организации пространства, создать его физически в заданных рамках может не получиться. В библиотечной конференции «Гутенберг отдыхает», которая прошла в Туле в творческом кластере «Октава» осенью 2021 года, впервые наряду с библиотечными работниками приняли участие архитекторы и урбанисты: необходимость диалога и плотного совместного сотрудничества получила профессиональное признание. Да и результат совместной деятельности говорит сам за себя.

Во-первых, архитекторы умеют не просто рационально планировать и зонировать пространство, но и делать его привлекательным, гостеприимным и наделять новыми смыслами и функциями на тех же метрах и на те же рубли. Недаром реконструированная по проекту «Архитектурного бюро Храмова» Центральная детская библиотека в Самаре была признана в 2020 году лучшей модельной библиотекой России, и с тех пор в городе открылось еще две библиотеки по проектам того же бюро (и как минимум столько же находится в разработке). Храмовым удивительным образом удается расширить множество поведенческих сценариев посетителей далеко за рамки набора, заявленного в методичке по модельным библиотекам (читать, общаться, уединяться, созерцать и наблюдать, смотреть фильмы и пить кофе), они всегда решают некую сверхзадачу. Например, в архитектуру упомянутой Центральной детской библиотеки вплетен нарратив о Самарской Луке и «Самарской кругосветке», филиал детской библиотеки No 14—это настоящий музей истории и творчества народов Поволжья, экспонаты которого не только представлены в отдельном пространстве «Истоки», но и интегрированы в читальную зону. А неожиданное, но остроумное сравнение Надежды Крупской, которая дала имя еще одной детской библиотеке в Самаре, с да Винчи (как и итальянский художник-изобретатель, она была истинным новатором в своем деле— массовом обучении советского народе грамоте) привело к сюжетам, рассказывающим посетителям о творчестве великого Леонардо, а модели его летательного аппарата и велосипеда, изготовленные с поразительной точностью в натуральную величину, уже стали любимыми «фототочками» самарцев.

Рекомендуемая сводная функциональная схема для библиотек из «Кон- цепции стилистических решений для разработки и реализации проекта „Московские библиоцен- тры“», подготовленной по заказу Департамента культуры г. Москвы в 2018 году Библиотекой им. Н.А. Некрасова и бюро «ХОРА»
Рекомендуемая сводная функциональная схема для библиотек из «Кон- цепции стилистических решений для разработки и реализации проекта „Московские библиоцен- тры“», подготовленной по заказу Департамента культуры г. Москвы в 2018 году Библиотекой им. Н.А. Некрасова и бюро «ХОРА»
Центральная городская библиотека им. Н. К. Крупской в Самаре, арх. «Архитектурное бюро Храмова», 2021. Старейшая библиотека города, открытая в 1922 году, стала четвертой модельной по счету. В проекте модернизации ключевую роль сыграли изобретения и механизмы Леонардо да Винчи, тема полета и устремленности в будущее.
Центральная городская библиотека им. Н. К. Крупской в Самаре, арх. «Архитектурное бюро Храмова», 2021. Старейшая библиотека города, открытая в 1922 году, стала четвертой модельной по счету. В проекте модернизации ключевую роль сыграли изобретения и механизмы Леонардо да Винчи, тема полета и устремленности в будущее.
В то же время отреставрированные интерьеры сталинских времен наполнились новыми функциями: здесь появились две тихие зоны с креслами-парашютами и торшерами, зона коворкинга, медиатека со свободным доступом к электронным библиотечным ресурсам, а торжественный колонный зал стал выставочно-лекционным пространством.
В то же время отреставрированные интерьеры сталинских времен наполнились новыми функциями: здесь появились две тихие зоны с креслами-парашютами и торшерами, зона коворкинга, медиатека со свободным доступом к электронным библиотечным ресурсам, а торжественный колонный зал стал выставочно-лекционным пространством.

Во-вторых, архитекторы чудесным образом могут превратить недостатки любых помещений в преимущества. А помещения библиотекам достаются очень разные—от памятников ОКН до цокольных этажей типовых многоэтажек. В концепции стилистических решений для разработки и реализации проекта «Московские библиоцентры», которые библиотека им. Н.А. Некрасова разрабатывала как раз вместе с архитектурным бюро «ХОРА», 402 библиотеки столицы подробно систематизированы не просто в зависимости от площади, этажности и назначения, но и от таких параметров, как ценные элементы экстерьера и интерьера. Так, выяснилось, что в 73 % случаев фасады существующих библиотек обладают ценными элементами. А так как фасад очень важен для привлечения пользователей и трансляции правильных ценностей (сохранение архитектурного наследия—безусловно, одна из них), то необходимо эти элементы привести в порядок. Кроме того, восстановление оригинального облика фасада—это обязательная очистка от лишних наслоений, которые «создают закрытый и бедный образ, отталкивающий потенциальных посетителей».

С интерьером схожая история. В методичке к модельным библиотекам лишь указывается базовый список зон и приводятся общие слова вроде «вписать в городской контекст и учесть потребности населения». Московская методичка дает гораздо больше подробностей, среди которых самое ценное — разбор наиболее часто встречающихся ошибок. Тем не менее как на деле адаптировать свои квадратные метры к пресловутой «модели» и работать с локальной идентичностью, которую между строк приветствует «начальство» и которая действительно делает каждую библиотеку уникальной (пусть и модельной), каждому приходится решать по месту.

Например, районная детская библиотека им. А. М. Горького в Нижнем Новгороде располагается в здании эпохи сталинского ампира, поэтому архитекторы бюро ГОРА предложили сохранить не только аутентичные деревянные конструкции главного входного тамбура, но и лепные потолочные молдинги, высокие двери и паркет. При этом в новой планировочной структуре несколько отдельных залов с книгами объединились в один просторный холл с зоной коворкинга и кафе, появилась медиатека, читальный зал, детские классы, кино- и лекционные пространства и самое тихое и загадочное место—«комната погружения». Горький при этом присутствует лишь в виде графичного силуэта на стене в вестибюле.

Проект интерьера районной детской библиотеки им. А. М. Горького в Нижнем Новгороде, арх. ГОРА. Библиотека располагается в здании 1956 г. эпохи сталинского ампира, поэтому проект построен на сочетании старого и нового. Лепнина и паркет сохранены, при этом новая планировка учитывает все современные функциональные требования
Проект интерьера районной детской библиотеки им. А. М. Горького в Нижнем Новгороде, арх. ГОРА. Библиотека располагается в здании 1956 г. эпохи сталинского ампира, поэтому проект построен на сочетании старого и нового. Лепнина и паркет сохранены, при этом новая планировка учитывает все современные функциональные требования
Проект интерьера районной детской библиотеки им. А. М. Горького в Нижнем Новгороде, арх. ГОРА.
Проект интерьера районной детской библиотеки им. А. М. Горького в Нижнем Новгороде, арх. ГОРА.
Проект реконструкции библиотеки в Каргополе, арх. KIDZ. Архитекторы создают образ храма знаний: в Каргополе и его окрестностях находятся свыше 300 памятников храмового зодчества, но, к сожалению, с каждым годом их становится все меньше. Поэтому в интерьере нашли отражение и формы традиционных элементов храмовой архитектуры, и палитра церковных росписей.
Проект реконструкции библиотеки в Каргополе, арх. KIDZ. Архитекторы создают образ храма знаний: в Каргополе и его окрестностях находятся свыше 300 памятников храмового зодчества, но, к сожалению, с каждым годом их становится все меньше. Поэтому в интерьере нашли отражение и формы традиционных элементов храмовой архитектуры, и палитра церковных росписей.
Проект реконструкции библиотеки в Каргополе, арх. KIDZ.
Проект реконструкции библиотеки в Каргополе, арх. KIDZ.

Советская по форме и сути библиотека для переделки досталась и архитекторам бюро KIDZ. Но при демонтаже полуруинированной вывески с первого этажа здания они решили сохранить буквы «А» и «Б» и позже использовали их в оформлении залов, которые теперь так и называются. Так библиотека «Ржевская» в Санкт-Петербурге получила свою связь с историей места.

Совсем иначе локальные особенности отражаются в интерьерах библиотек в селах или удаленных регионах. В рабочем поселке Сокольское Нижегородской области у тех же архитекторов ГОРА получилась осовременненная изба-читальня, потому что библиотека находится в натуральной избе, хотя и 1959 года постройки. Снаружи сруб обшили рейкой (характерный прием для данных мест), а внутри раскрыли бревенчатые стены.

В то же время в Каргополе—одном из заповедников русского северного деревянного зодчества—архитекторы KIDZ, работая над проектом реновации библиотеки, отразили в ее интерьерах и местные традиционные материалы (деревянные книжные стеллажи), и формы северных храмов (например, в обрамлении оконных проемов), и даже колористику храмовых росписей.

ак что же такое «библиотека нового поколения»? Все те же рекомендации предписывают деление всех пространств на обслуживаемые (основные, где библиотека это собственно библиотека), служебные (для внутреннего пользования) и обслуживающие (те самые дополнительные—для выставок, лекций, мастер-классов, кино, кофе и т. д.), причем в современной библиотеке—независимо от ее площади—все три типа должны присутство- вать и взаимодействовать. Декларируются принципы открытости, доступности и безбарьерной среды, разнообразные образовательные и форматы социального взаимодействия. В какой-то момент казалось, что многофункциональность, явно нацеленная на привлечение молодежи, отпугнет библиотечную аудиторию старшего поколения. Однако этого не произошло, и посещаемость библиотек, работающих по новым правилам, выросла на 20% в больших городах, а в малых поселениях и деревнях— на все 200%. Куда еще можно вот так запросто бесплатно прийти, воспользоваться интернетом, получить профессиональную консультацию по поиску информации, заодно посетить выставку и послушать лекцию или просто отдохнуть, листая соцсети за чашкой кофе?

Интерьер библиотеки Маяковского, совмещенной с коворкингом, в ТЦ «Охта молл», арх. KIDZ, 2018. В помещениях не было ни одного окна, однако из-за грамотного зонирования это не бросается в глаза: кроме коворкинга и библиотеки уместилась небольшая кофейня, пространство для чтения, две переговорных и зал для мероприятий на 100–300 человек, для которого было придумано много функциональной мебели
Интерьер библиотеки Маяковского, совмещенной с коворкингом, в ТЦ «Охта молл», арх. KIDZ, 2018. В помещениях не было ни одного окна, однако из-за грамотного зонирования это не бросается в глаза: кроме коворкинга и библиотеки уместилась небольшая кофейня, пространство для чтения, две переговорных и зал для мероприятий на 100–300 человек, для которого было придумано много функциональной мебели
Интерьер библиотеки Маяковского, совмещенной с коворкингом, в ТЦ «Охта молл», арх. KIDZ, 2018
Интерьер библиотеки Маяковского, совмещенной с коворкингом, в ТЦ «Охта молл», арх. KIDZ, 2018
Реставрация и модернизация публичной библиотеки им. Маяковского в Санкт-Петербурге, арх. «Студия 44», 2021. Публичная библиотека им. Маяковского располага- ется в зданиях, некогда при- надлежавших подворью Трои- це-Сергиевой Лавры: бывшей келейной (лицевой корпус), бывшей церкви Преподобного Сергия Радонежского (северный корпус) и церкви Святой Троицы (восточный корпус). Перед бюро стояла задача, с одной стороны, отреставрировать сами здания, а с другой—приспособить их под все необходимые функции современной библиотеки.
Реставрация и модернизация публичной библиотеки им. Маяковского в Санкт-Петербурге, арх. «Студия 44», 2021. Публичная библиотека им. Маяковского располага- ется в зданиях, некогда при- надлежавших подворью Трои- це-Сергиевой Лавры: бывшей келейной (лицевой корпус), бывшей церкви Преподобного Сергия Радонежского (северный корпус) и церкви Святой Троицы (восточный корпус). Перед бюро стояла задача, с одной стороны, отреставрировать сами здания, а с другой—приспособить их под все необходимые функции современной библиотеки.
Одно из главных технических новшеств библиотеки—автоматическая монорельсовая доставка книг из залов хранения к пункту выдачи (конструкция спрятана за подвесным потолком). Кроме того, читатели, которым порой некогда забежать в библиотеку, чтобы сдать книгу, теперь смогут сделать это в любое время суток. На входе в дворовый корпус (бывшая церковь Сергия Радонежского) устроен специальный тамбур, где можно оставить литературу. В восточном корпусе (бывшая церковь Святой Трои- цы) демонтировано дополни- тельное перекрытие советского периода, за счет чего восстановлен прежний объем зала с высокими окнами. Высота этого просторного помещения (8 м) позволила оборудовать двухуровневые книжные антре- соли с открытым доступом для читателей. На верхний уровень ведет стеклянная лестница со специальным антискользящим покрытием ступеней.
Одно из главных технических новшеств библиотеки—автоматическая монорельсовая доставка книг из залов хранения к пункту выдачи (конструкция спрятана за подвесным потолком). Кроме того, читатели, которым порой некогда забежать в библиотеку, чтобы сдать книгу, теперь смогут сделать это в любое время суток. На входе в дворовый корпус (бывшая церковь Сергия Радонежского) устроен специальный тамбур, где можно оставить литературу. В восточном корпусе (бывшая церковь Святой Трои- цы) демонтировано дополни- тельное перекрытие советского периода, за счет чего восстановлен прежний объем зала с высокими окнами. Высота этого просторного помещения (8 м) позволила оборудовать двухуровневые книжные антре- соли с открытым доступом для читателей. На верхний уровень ведет стеклянная лестница со специальным антискользящим покрытием ступеней.
Вместо новодельной и неточной цементной лепнины по архивным чертежам воссо- здали утраченные гипсовые элементы в неорусском стиле, привели в порядок штукатурку цоколя и фасадов, заменили кровельное покрытие и отреставрировали сохранившуюся парадную лестницу и дубовые двери. Заглубление на 30 см цокольных этажей всех трех зданий позволило обустроить там необходимые инженерные системы и оборудование.
Вместо новодельной и неточной цементной лепнины по архивным чертежам воссо- здали утраченные гипсовые элементы в неорусском стиле, привели в порядок штукатурку цоколя и фасадов, заменили кровельное покрытие и отреставрировали сохранившуюся парадную лестницу и дубовые двери. Заглубление на 30 см цокольных этажей всех трех зданий позволило обустроить там необходимые инженерные системы и оборудование.
 Под кирпичными сводами цокольных помещений лицевого корпуса разместилась зона приема читателей и компьютеризированный информационный сектор.
Под кирпичными сводами цокольных помещений лицевого корпуса разместилась зона приема читателей и компьютеризированный информационный сектор.
читать на тему: