Рис.1 Таксономическая Система Современной Архитектуры: Царство Расщепленной Коробки–Домен Оболочек–Семейство Угловатых Рам

Блуждающие мотивы в современной архитектуре. Царство расщепленной Коробки. Семейство Угловатых Рам

В своем цикле статей критик Ева Эсс-Саргсян продолжает изучать архитектурные клише и исследует Оболочки, каталогизирует Угловатые рамы, ищет истоки иконической архитектуры и методично выстраивает собственную систему таксонов-мотивов.

Архитектурный теоретик, критик и журналист

образование: Bartlett School of Architecture, UCL

деятельность: Соучредитель и редактор онлайн энциклопедии модернистской архитектуры АрмАрк www.armarch.net/en

Оболочка, Обрамление, Обертка

Определив идею мотивов и, в частности, идею семантического прочтения мотива Расщепленной Коробки, в  этой статье мы будем говорить уже конкретно об отдельных Доменах и Семействах мотивов в таксономической системе современной архитектуры, об их структурно-функциональной задаче и методах применения. Начнем с конкретных мотивов (или таксонов) в Домене Оболочек внутри Царства Расщепленной Коробки (рис.1). В Домене несколько семейств, и мы будем рассматривать так называемое Семейство Угловатых Рам и попытаемся разобраться, как и почему принадлежащие ему отдельные мотивы стали такими популярными.  

В первую очередь еще раз отметим, что в рамках этого цикла статей термином Оболочка мы определяем не конструктивно-техническую структуру, а именно архитектурный мотив, который «читается» как четырехгранная оболочка. Иными словами, Оболочка — это в некотором смысле метафорическое наименование архитектурного приема (мотива), который ссылается на семантику, а не на конструкцию структуры. 

В нашей таксономической системе это именно Домен Оболочек, который сам является скорее идеей, обобщенной категорией, а не окончательным типом или таксоном. Он имеет множество разных структурных выражений или форм (семейств), одним из которых является так называемая Рама. Термин Рама, как и Оболочка, ссылается не на конструктивную систему рам, а на визуальное чтение, внешнее восприятие формы как некоего обрамленного фасада (хотя в пространственном смысле Рама, обрамляющая фасад, превращается в вытянутую Оболочку, потому и входит в Домен Оболочек). Такие слова, как «обрамлять» или «обертывать», часто используются самими архитекторами для обозначения семантики или даже конструктивной структуры этого мотива в своих проектах, что создает некий фундамент для присваивания определению Рамы терминологического статуса и включения в таксономический тезаурус современных архитектурных мотивов (рис. 2 и 3).  

Как мы уже говорили, этот прообраз мотива Оболочки и, в частности, Угловатых Рам имеет корни в модернистской архитектуре, где его скорее всего использовали как программный и эстетический прием, конечно же, имея в виду новаторский образ и смысл мотива как анти-коробки, как расщепление и антипод коробчатой структуры, доминирующей во всех предыдущих периодах. Его торжественное возвращение в моду случилось в начале 2000-х, когда мир стремительно и необратимо менялся, и возможно, именно этот мотив своим фундаментальным отличием от замкнутой, традиционной системы Коробки стал олицетворением, иконой открытой, технологичной и технократической, легкой, минималистичной и структурно единой (хотя бы по образу) современной архитектуры.

Рис. 2.  Powerhouse Company: «Единая рамка окружает дом, обеспечивая максимальную прозрачность».  На фото: Villa 1 / Powerhouse Company
Рис. 2. Powerhouse Company: «Единая рамка окружает дом, обеспечивая максимальную прозрачность». На фото: Villa 1 / Powerhouse Company
Рис. 3. Мария Кастелло: «Мы называем это решение
Рис. 3. Мария Кастелло: «Мы называем это решение "выдавленный разрез" или "выдавленная рама"». На фото: Es Pujol De Sera / Maria Castello

Семейство Рам: побочный эффект или авторский замысел? 

Может показаться, что структурный принцип мотива Рам (или семейства Рам) возникает просто вследствие применения технологии панорамного остекления. Панорамные окна, действительно, могут использоваться в этом мотиве. Однако суть и целостность его образа создаются за счет слитности четырех планов пола, потолка и двух противоположных стен, которые как бы создают обрамляющую, целостную оболочку вокруг внутреннего пространства (рис. 6).  

Еще одним важным моментом в определении этого мотива является застекленный фасад, который обрамлен со всех четырех сторон не очень широкой полосой среза горизонтальных и вертикальных плит/кладки, которые должны иметь одинаковую толщину, чтобы читаться как целостная рама (рис. 4).  

Вообще весь принцип Оболочки базируется на прочтении ее структуры как системы соединенных, перетекающих, но четко дистингированных отдельных четырех планов (рис. 5), где противоположные застекленные фасады символизируют внутреннее пространство, которое Оболочка обрамляет (рис. 6).  

Панорамные окна используются давно и очень много, но не всегда в результате здание получается в образе мотива Оболочка. Как говорил Эйзенман, интенция определяет форму, что заставляет нас думать, что в тех зданиях, где этот мотив четко прослеживается, он был изначально задуман архитектором, а не является «сопутствующим эффектом» решения программных и структурных задач (рис. 7). Например, в проекте Es Pujol de s'Era архитектор Мария Кастелло (Maria Castello) использовала полноценный образ Оболочки, но, как она сама объясняет, структура Оболочки конструктивно основана на железобетонных колоннах, а сама оболочка конструктивно-структурной роли не играет. То есть конструкция не соответствует образу структуры и является скорее способом реализации желаемого образа (Оболочки). Между тем, другой архитектор, Лионь Ли (Liong Li) из 123DV Architects объясняет выбор мотива Оболочки сугубо функциональными целями, то есть образ мотива в этом случае — «побочный продукт» решения программных задач (рис.8).  

Характерной чертой Семейства Угловых Рам (по сравнению с Семейством Пластичных Рам, который будет рассматриваться в дальнейшем) является наличие (прямого) угла в переходе поверхностей (рис. 5).  Мотивы в этом Семействе объединяются по общей характеристике Оболочки, описанной выше, и по своей специфической характеристике наличия угла. Такие мотивы могут быть использованы в трех основных формах, которые и создают отдельные типы, или таксоны, в Семействе Угловатых Рам: это так называемые Наземные Рамы, Возведенные рамы и Тубические Консоли.

Рис. 4-6
Рис. 4-6
Рис. 7. Мария Кастелло: «В Es Pujol de s'Era вертикальная структура состоит из бетонных и стальных колонн. Так что остальная часть оболочки конструктивно не работает. То есть форма не соответствует структуре (конструкции), хотя так может показаться... Я думаю, что достоинство этого решения [мотива Оболочки — прим. Е. Эсс] заключается в соответствии между структурой и пространством. Это дословно в таких проектах, как Bosc d'en Pep Ferrer и не совсем правда в Es Pujol de s'Era, так как в этом проекте внутри есть несколько колонн, которые работают вместе со структурой». На фото и чертежах — Es Pujol de s'Era / Maria Castello
Рис. 7. Мария Кастелло: «В Es Pujol de s'Era вертикальная структура состоит из бетонных и стальных колонн. Так что остальная часть оболочки конструктивно не работает. То есть форма не соответствует структуре (конструкции), хотя так может показаться... Я думаю, что достоинство этого решения [мотива Оболочки — прим. Е. Эсс] заключается в соответствии между структурой и пространством. Это дословно в таких проектах, как Bosc d'en Pep Ferrer и не совсем правда в Es Pujol de s'Era, так как в этом проекте внутри есть несколько колонн, которые работают вместе со структурой». На фото и чертежах — Es Pujol de s'Era / Maria Castello
Рис. 8. Liong Li, 123DV Architects: «Привнесение внешнего внутрь и внутреннего наружу — это тема, которая ... работает в голландской среде, где не всегда достаточно пространства для строительства. Этот прием помогает внутреннему пространству восприниматься как большее и позволяет солнцу проникать в дом. Поэтому окна рассчитаны на максимальное взаимодействие внутреннего и внешнего, позволяя солнечным лучам проникать внутрь... Мы любим впускать экстерьер в интерьер с помощью максимальной открытости, как будто между ними нет никаких препятствий, таких как стена или крыша. Поэтому мы предпочитаем использовать окна от пола до потолка. В этом случае плиты [стены, пол, потолок. — прим. Е. Эсс] дают эффект, будто окна — всего лишь пустота. Это помогает нам создавать более спокойные пространства». На фото: частный дом от 123DV Architects
Рис. 8. Liong Li, 123DV Architects: «Привнесение внешнего внутрь и внутреннего наружу — это тема, которая ... работает в голландской среде, где не всегда достаточно пространства для строительства. Этот прием помогает внутреннему пространству восприниматься как большее и позволяет солнцу проникать в дом. Поэтому окна рассчитаны на максимальное взаимодействие внутреннего и внешнего, позволяя солнечным лучам проникать внутрь... Мы любим впускать экстерьер в интерьер с помощью максимальной открытости, как будто между ними нет никаких препятствий, таких как стена или крыша. Поэтому мы предпочитаем использовать окна от пола до потолка. В этом случае плиты [стены, пол, потолок. — прим. Е. Эсс] дают эффект, будто окна — всего лишь пустота. Это помогает нам создавать более спокойные пространства». На фото: частный дом от 123DV Architects
Рис. 9. Обобщающая модель мотива Наземные Рамы
Рис. 9. Обобщающая модель мотива Наземные Рамы
Примеры проектов с исползьованием мотива Наземные Рамы
Примеры проектов с исползьованием мотива Наземные Рамы

Наземные Рамы: гуманистическая «машина для жилья» 

Таксон, или мотив, Наземные Рамы — изначальная и базовая структурная модель Оболочек. В общих чертах это объем базового мотива Рам, поставленный на наземную поверхность (рис. 9). С технической точки зрения такая структура может быть реализована по традиционным техникам кладки из блоков или кирпича, отливки из бетона или, как в случае детского сада Open Architects (рис.11), стать индустриально произведенной целостной ячейкой. Но независимо от выбора конструкции одним из основных свойств Семейства Рам и, особенно, Наземной Рамы можно смело назвать наличие «дна» — горизонтальной плоскости плиты перекрытия пола, которая акцентируется в общей структуре как отдельная плоскостная единица, в отличии от «посаженных» в землю зданий с фундаментом, которые по внешней форме не имеют плоскость «дна» (рис. 10).   

С точки зрения смыслового или семантического чтения этот прием подчеркивает «объектность» здания как некоего единого целого, отдельного от среды объекта (рис. 11-12). Он также подчеркивает смысл здания как контейнера, где протекает сепарированная от внешнего мира жизнь людей. Можно сказать, что этот мотив с семантической, смысловой точки зрения является новым структурным, эстетическим и даже более гуманистическим прочтением функции и смысла здания как единицы — или машины (контейнера) — для жилья...  

Возведенные Рамы: тектонический сдвиг

Эту структуру можно считать следующим логическим шагом развития структуры Наземных Рам.  При наличии «дна» в общей композиции Наземных Рам объем начинает восприниматься как отдельная мобильная структурная единица, а значит, ею можно манипулировать как отдельным объектом: например, приподнять, возведя объем Наземной Рамы на «пьедестал» другого объема. 

В результате такой манипуляции получается новая структурная композиция со своей, новой, семантической и структурной логикой. Во-первых, «дно» или перекрытие пола Возведенной Рамы становится навесом, создавая тенистое пространство террасы под нависшим объемом. Во-вторых, вдвинутый внутрь стеклянный фасад Рамы формирует лоджию в самом объеме. 

Этот прием можно чаще всего встретить именно в Возведенных Рамах, так как лоджия не имеет тектонического или структурно-семантического смысла при наземном расположении (рис. 15).  Например в проекте Cool Blue Villa 123DV Architects (рис. 16) нужно было иметь террасу перед наземным блоком виллы, над которым в качестве перекрытия выступает консольный блок Возведенной Рамы на втором этаже. Поэтому, чтобы сохранить логическую целостность и общность внутреннего пространства террасы с ее внешним пространством, от Наземной Рамы в принципе оставлена лишь стена слева — и то в виде пустого окна или рамки, чтобы соединить внешнее и внутреннее пространство. Все остальные плоскости подразумевающейся Наземной Рамы были, в общем, убраны, создавая таким образом открытое пространство вместо замкнутой, полой Наземной Рамы — как, например, в U House George Graca Costa (рис. 17).

Рис. 10. Стык между зданием и наземной поверхностью, акцентирующий отдельность, объектность здания
Рис. 10. Стык между зданием и наземной поверхностью, акцентирующий отдельность, объектность здания
Рис. 11.  Joost Moulders, OPEN Architects: «Здание задумано как обычный объект — как все прочие объекты на детской площадке». На фото: Anansi Playground, Open Architects, 2009
Рис. 11. Joost Moulders, OPEN Architects: «Здание задумано как обычный объект — как все прочие объекты на детской площадке». На фото: Anansi Playground, Open Architects, 2009
Рис. 12. Мария Кастелло: «Деревянная конструкция по техническим причинам должна была отделиться от земли и влаги, которая исходит от нее. Конструкция должна была
Рис. 12. Мария Кастелло: «Деревянная конструкция по техническим причинам должна была отделиться от земли и влаги, которая исходит от нее. Конструкция должна была "дышать". И это "отсутствие контакта" показывает желание превратить необходимость в возможность, заставить здание левитировать и, таким образом, обозначить четкую границу между окружающей средой и вмешательством ... Небольшая задержка на краю секции создает ощущение, что здание плывет по участку. Это переход между искусственным миром и уже существующей природной средой ... продуманное дизайнерское решение. Оно имеет тенденцию "объективировать" архитектуру и почти абстрагироваться от места». На фото: Es Pujol de s'Era / Maria Castello
Рис. 13. Скульптурность структуры для Теотимо Родригез (Theotimo Rodriguez) является основным принципом решения образа архитектуры. Например в таких проектах, как Luxury Villa Golf Concept 7(2010) и Luxury Villa in Dubai (2011) объем здания в прямом смысле стоит на земле, подчеркивая этим скульптурный характер, объемность здания
Рис. 13. Скульптурность структуры для Теотимо Родригез (Theotimo Rodriguez) является основным принципом решения образа архитектуры. Например в таких проектах, как Luxury Villa Golf Concept 7(2010) и Luxury Villa in Dubai (2011) объем здания в прямом смысле стоит на земле, подчеркивая этим скульптурный характер, объемность здания
Рис. 14. Обобщающая модель мотива Возведенные Рамы
Рис. 14. Обобщающая модель мотива Возведенные Рамы
Примеры проектов с использованием мотива Возведенные Рамы
Примеры проектов с использованием мотива Возведенные Рамы
Рис.15 Формальное ограничение сообщающегося внутреннего и наружного пространства лоджии при наземном расположении здания мотива Наземная Рама с вдвинутым внутрь фасадом
Рис.15 Формальное ограничение сообщающегося внутреннего и наружного пространства лоджии при наземном расположении здания мотива Наземная Рама с вдвинутым внутрь фасадом
Рис. 16. Liong LI, 123DV Architects: «Один единый элемент (плита) обрамляет виды (окна), трансформируется в террасу, затем в навес для машины и включает в себя бассейн. Это еще и игра, в которой внутреннее и внешнее сливаются друг с другом. Например, там, где лестница ведет на второй этаж и на террасу на крыше: идя изнутри наружу, внутри здания окружающая плита обрамляет вид на море». На фото: проект от 123DV Architects
Рис. 16. Liong LI, 123DV Architects: «Один единый элемент (плита) обрамляет виды (окна), трансформируется в террасу, затем в навес для машины и включает в себя бассейн. Это еще и игра, в которой внутреннее и внешнее сливаются друг с другом. Например, там, где лестница ведет на второй этаж и на террасу на крыше: идя изнутри наружу, внутри здания окружающая плита обрамляет вид на море». На фото: проект от 123DV Architects
Рис.17. Объем в мотиве Наземная Рама (слева) и мотивы Наземная и Возведенная Рама в двух разных объемах в проекте U House George Graca Costa (2021)
Рис.17. Объем в мотиве Наземная Рама (слева) и мотивы Наземная и Возведенная Рама в двух разных объемах в проекте U House George Graca Costa (2021)

Тубические Консоли: драматический «полет»

Этот таксон, в свою очередь, является дальнейшим развитием структурной логики Наземных и Возведенных Рам, так как любая оболочка вообще имеет большую тектоничность при более компактных, нежели растянутых пропорциях, типичных для мотива Рам. Тубические Консоли, как следует из наименования, имеют вытянутую форму туба, а фасад зачастую отодвинут назад, выявляя полость туба. Семантика такой структуры как бы сама диктует свободное, консольное расположение объема туба. Тубические Консоли, как и любые консоли вообще, характеризуются ощущением «полета». 

Рудольф Арнхейм в книге «Искусство и визуальное восприятие» говорит, что наше восприятие динамичности статичного объекта имеет направление, и это направление исходит из сильной или закрепленной стороны в свободную. Не вдаваясь в детали принципов эмоционально-смыслового восприятия, можно, однако, утверждать, что структура Тубических Консолей — благодаря своей вытянутой форме и пропорциям — передает именно чувство динамизма. С другой стороны, сам принцип консоли борется с законами природы в прямом и поэтическом смысле и этим добавляет большую драматичность, силу, напряжение восприятию такой формы (рис. 22). 

Все это делает Тубические Консоли одной из самых экспрессивных архитектурных форм или мотивов, которая может применяться архитекторами в разных целях. Например, Юст Малдерс (Joost Mulders) из Open Architects использовал экспрессивность Тубической Консоли, чтобы привлечь внимание к зданию, на котором эта форма возведена (рис. 21). 

Третьим компонентом, составляющим смысловое и эмоциональное восприятие этого мотива, является полость объема. Как и в случае с Возведенными Рамами, Тубические Консоли тоже могут иметь застекленный фасад, который стоит близко к краю. Однако сила восприятия и структурно-смысловая логика этого мотива, как и предыдущего, полностью раскрывается, когда фасад отодвигается назад и раскрывает полость формы. В терминологии направления и движения восприятия, описанной Арнхеймом, полые вытянутые формы имеют большую экспрессивность и динамизм, чем полные. 

Обобщая сказанное, можно утверждать, что символикой, смысловым восприятием Кубических Консолей является движение, динамика, направление. Мотив часто используется для оформления входов и проходов. В таких случаях необходимость консоли исчезает, но символика движения — благодаря пропорциям — все еще читается (рис. 19).  

Развивая идею полета, движения и экспрессивности, Тубические Консоли обретают еще одну новую структурную форму, где фасад не вертикален, а как бы срезан под углом, создавая фасетную грань. Иногда сам объем имеет некий уклон по отношению к горизонтальной поверхности земли, создавая этим впечатление взлетающего самолета. Такой прием, можно сказать, еще больше акцентирует и усиливает символику полета, динамики и экспрессивности, переводя взгляд с тяжелой, широкой основы объема к его меньшему, порхающему, свободному краю. Такое чтение динамики объема можно сравнить с движением взлетающего самолета. Отсюда и название мотива — «Тангажные Тубы» (рис.20). Однако они не являются, согласно моей классификации, семейством в царстве Оболочек — скорее, ответвлением, развитием одного из свойств Тубических Консолей. 

Рис.18. Обобщающая модель мотива Тубические Консоли
Рис.18. Обобщающая модель мотива Тубические Консоли
Примеры проектов с использованием мотива Возведенные Рамы
Примеры проектов с использованием мотива Возведенные Рамы
Рис.19. Примеры Тубических Проходов
Рис.19. Примеры Тубических Проходов
Рис 20. Примеры Тангажных Туб
Рис 20. Примеры Тангажных Туб
Рис. 21. Joaney Rive (2017), Joost Moulders, Open Architects: «Цель состоит в том, чтобы подчеркнуть присутствие здания и различное предназначение / происхождение двух его частей». На фото: здание от Open Architects
Рис. 21. Joaney Rive (2017), Joost Moulders, Open Architects: «Цель состоит в том, чтобы подчеркнуть присутствие здания и различное предназначение / происхождение двух его частей». На фото: здание от Open Architects
Рис. 22. Ricardo Vieira de Melo, RVDM Arquitectos: «Консоли всегда являются своего рода испытанием силы притяжения. Это манифесты о преодолении привязанности к земле, отсылка к человеческой непокорности. Их популярность, кажется, является результатом всеобщего любопытства, насколько далеко зайдут конструктивные и творческие границы в архитектуре. Башни и мосты всегда вызывали большое удивление человеческим потенциалом в строительстве. Преодоление ограничений делает архитектуру более заметной. Это тема, которая сопровождает архитектурную дисциплину с самого начала сознательного строительства в истории человечества». На фото: Arriva Headquarters в Португалии от RVDM Arquitectos
Рис. 22. Ricardo Vieira de Melo, RVDM Arquitectos: «Консоли всегда являются своего рода испытанием силы притяжения. Это манифесты о преодолении привязанности к земле, отсылка к человеческой непокорности. Их популярность, кажется, является результатом всеобщего любопытства, насколько далеко зайдут конструктивные и творческие границы в архитектуре. Башни и мосты всегда вызывали большое удивление человеческим потенциалом в строительстве. Преодоление ограничений делает архитектуру более заметной. Это тема, которая сопровождает архитектурную дисциплину с самого начала сознательного строительства в истории человечества». На фото: Arriva Headquarters в Португалии от RVDM Arquitectos

Зарождение глобального стиля

Царство Коробчатых структур является одним из самых интересных собраний мотивов в современной архитектуре, так как осознанно или неосознанно архитекторы, применяющие эти мотивы, работают с фундаментальными, базовыми смыслами архитектуры, при этом давая им новые формальные, структурные и эстетические интерпретации. Мы наблюдаем период, когда архитектурная мысль вытачивает понимание и формообразование таких базовых структурных понятий, как стена, пол, потолок, окно, а так же приходит к качественно новому восприятию пространства в хайдеггеровском духе — скорее его присутствия, нежели отсутствия.   

Интересен тот факт, что мотивы Домена Оболочка, изначально, в начале 2000-х, будучи мотивами, обозначающими индивидуальную эстетику архитектора, последние 5-7 лет стали неким трендом, ассоциирующимся с определенным стилем жизни. Эти мотивы особенно активно стали распространяться в архитектуре средиземноморских 

(Испания) и тихоокеанских (Америка) вилл. Мотив Оболочка как бы стал иконой архитектуры современной виллы класса люкс, которая излучает легкость, простоту (в том числе и благодаря визуальной простоте геометрических форм и линий и, конечно же, доминирующему белому цвету), просторность и пропитана светом и воздухом. Такие испанские архитектурные бюро, как Teotimo Architects и Fran Silvestre Arquitectos специализируются на архитектуре вилл и, можно сказать, являются виртуозами в использовании мотива Оболочка. Работая в «тональности» этого мотива, архитекторы создают формы и композиции, которые уже состоялись не только как определенный образ, но и как глобальный стиль. Но при выборе форм исходят из разных причин.

Например, по словам Теотимо Родригеза, использование мотива Оболочки у него связано с двумя принципами. С одной стороны, это технически обусловленный подход, так как в конструктивном смысле он пользуется П-образными сборными дорожно-строительными элементами, которые сочетает в разных комбинациях. С другой стороны, он получает структуру своих объемов на основе мотива Оболочка в результате свободной игры, зарисовок геометрических форм. Для него образ Оболочки имеет эстетический смысл, это скорее скульптурная структура, цель которой — создать определенную атмосферу, определенный эстетический образ архитектуры и пространства.   

Также архитекторы объясняют выбор структур из Семейства Рам просто необходимостью иметь широкое остекление — к примеру, для того, чтобы соединить внутреннее пространство с внешним, оформить прекрасный вид, открывающийся из этой панорамной «рамки». Но каким бы логичным и функционально и технически аргументированным ни был выбор этой структуры, фактор архитектурного образа и стиля, конечно же, учитывается и даже целенаправленно создается — иногда в разрыве с конструктивной структурой. 

Скажем, испанский архитектор Мария Кастелло приводит в пример два своих проекта, где мотив Рам имеет два противоположно разных соотношения между формой и конструкцией (рис.7). То есть образ мотива может быть результатом целостной связности формы и структуры, а может быть стилистическим, эстетическим воспроизведением образа. В итоге именно тектоническое соответствие геометрической формы и конструктивной структуры может являться тем ключом, который может помочь понять, имеем ли мы дело с состоявшимся стилем и образом — или внешняя форма это результат решения функционально-конструктивных задач. 

В этом смысле прекрасно выразился российский архитектор Александр Балабин, проект винодельни которого является примером Мотива Оболочек (конкретно — семейства Пластичных Рам, которое будет рассматриваться в дальнейшем):  

«Если вы работаете с каким-то материалом и у него есть стыки, то эти стыки нужно выявлять, и тогда они становятся частью визуальной структуры здания. А если эти стыки специально нивелируются, так как в их видимости нет технологической необходимости, то возникает вопрос — зачем? Это не очень логично. Если хотите делать нечто, у чего нет стыков, делайте литье...В форме конструкция должна считываться». 

Но, каким бы ни был резон современных архитекторов при выборе мотивов из Домена Оболочек, факт его распространенности и сложившегося единства образа и методов его композиционно-структурного формообразования говорит о том, что мы являемся свидетелями зарождения новой архитектурной формы и, возможно, новой эстетической и стилистической тенденции.

читать на тему: