Блуждающие мотивы в современной архитектуре. Введение

На фоне распространенной сегодня модели репрезентации архитектуры прежде всего как культурно-исторического феномена, кажется особенно важным вспомнить о таких понятиях, как тектоника, структура, композиция, которые и порождают все декларируемые смыслы. Представляем цикл статей критика Евы Эсс-Саргсян об архитектурных клише в формообразовании, которые она выделяет и исследует с точки зрения семантики и синтактики в каждом конкретном случае — чтобы от частного придти к общей системе современного архитектурного мышления.

Архитектурный теоретик, критик и журналист

образование: Bartlett School of Architecture, UCL

деятельность: Соучредитель и редактор онлайн энциклопедии модернистской архитектуры АрмАрк www.armarch.net/en

Архитектура всегда была довольно канонизированным и однородным видом искусства. Последние 2000 лет западная архитектура была «узурпирована» греко-римской архитектурой и ее поэтапными переосмыслениями, которые породили архитектуру структурных и композиционных клише. И только в XX веке с приходом модернизма архитектурная форма наконец освободилась от стилистических и структурных ограничений и вернула свое структурное единство и тектоническую целостность. В наши дни, в технократическом XXI веке, когда каноны или типологии в архитектуре забыты и считаются устаревшими, главной гордостью архитекторов стал уникальный и индивидуальный характер каждого проекта. Но так ли индивидуалистична современная архитектура, как мы думаем? На самом деле в XXI веке все еще существуют определенные архитектурные стандарты, которые используются архитекторами во всем мире, но без какого-либо конвенционального признания их повторяемости. Я называю эти стандарты архитектурными мотивами. 

В последние 10-15 лет стали очень популярны разные архитектурные онлайн- или печатные СМИ, где представляются десятки тысяч проектов архитекторов со всего мира. Эта циркулирующая визуальная архитектурная информация стала основной профессиональной «пищей» архитекторов. А объяснительные тексты либо отходят на очень дальний план, либо дают в основном информацию сугубо прагматического (технические, функциональные требования, социально-бытовой сценарий и т.д.) или, в лучшем случае, описательного планов. Грамматика же, стоящая за образом, за структурой и объяснение процесса и причин появления именно этой структуры, этих элементов, практически не рассматривается. В итоге все эти элементы перенимаются довольно механически и распространяются, воспроизводятся скорее как стиль, образ, нежели осознанные и тектоничные архитектурно-структурные решения. Этот «диагноз» конечно же, не относится ко всему и вся, но, возможно, является довольно широкой практикой среди архитекторов во всем мире.

Схожие мотивы в архитектуре, да и в других творческих сферах, были всегда. Ведь арсенал архитектурных элементов и формообразующих приемов не бесконечен. Но никогда этот арсенал не был настолько широк и атипичен, как в XXI веке. При этом во всем этом разнообразии форм и методов в итоге архитектура стала менее (или совершенно) не систематизированной как некий тезаурус формообразующих элементов и приемов, которые имели бы хотя бы некое конвенциональное и осознанное, а не сугубо эмпирическое определение смыслов и методов их применения. Учитывая при этом скорость распространения архитектурной визуальной информации и поверхностность (в буквальном и переносном смыслах) ее восприятия, современная архитектура, как ни странно, становится все менее дисциплинированной практикой.  

Ситуация оказывается еще более запутанной из-за того, что архитектурная критика дает объяснения прочтения только поверхности архитектуры — и то только как общего культурно-исторического феномена, не интересуясь структурой и тектоникой, которая создает эти смыслы. Вообще последние десятилетия архитектурная дисциплина тесно граничит с культурологией и другими гуманитарными науками, а в самой профессии и академическом мире архитектурной теории не-архитекторов, которые не имеют практического опыта проектирования, кажется, гораздо больше, чем самих архитекторов. В результате об архитектуре в основном говорится как о культурно-социологическом и социально-политическом явлении, премного игнорируя внутриархитектурные проблемы формального, структурного анализа. Некоторые специалисты (журналисты, искусствоведы) даже отрицают валидность такого анализа и видят архитектуру практически полностью как отражение глобальных культурных феноменов. А язык архитектуры приравнивается к культурологической семиотике, то есть к анализу поверхности и социально-исторической роли объекта. Архитектура рассматривается как скульптура, лишенная своих внутренних, профессиональных, инженерно-структурных проблем и принципов, которые собственно и формируют ее образ и смыслы. Другими словами, несущим некий смысл и культурно-эмоциональный, идейно-идеологический месседж считается внешний обьем, а не внутренняя структура, определяющая этот обьем.

При внимательном рассмотрении можно выделить эти формообразующие клише, часто повторяющиеся в проектах разных архитекторов. Если судить по поверхности, эти проекты выглядят очень похоже или явно используют один и тот же мотив — структурный архитектурный прием. Но имеют ли эти структурные шаблоны одинаковый смысл, одинаковую функцию, одинаковую структуру? В чем их смысл и архитектурный принцип? Как архитекторы сами описывают эти методы и причины их использования? 

Этот цикл статей и интервью имеет целью проиллюстрировать систему современного архитектурного мышления и проектирования в общем. В частности же задача цикла —выявить систему этих повторяющихся, блуждающих из одного проекта в другой и с одного континента на соседний архитектурных мотивов, понять их структурную семантику и синтактику, выяснить интерпретации самих архитекторов, которые их используют, а также понять преемственность между этими современными архитектурными мотивами и их прототипами в модернизме, который, собственно, их и породил. Мы будем говорить о таких частных, но весьма распространенных приемах в современной архитектуре, как призмообразная консоль и разные формы ее конфигурации; о таких глобальных структурных принципах, как принцип «обволокивающих» панелей и экранных застеклений, которые полностью сломали традиционное понимание здания как контейнера или «ящика»; о кризисе фасада и методах его оживления… Все эти методы, приемы или элементы были выделены из практики современной архитектуры под некими условными рабочими именами, так как несмотря на огромную популярность у них нет общепринятого определения и, соответственно, названия. И хотя обычно стили или приемы свои названия получают ретроактивно, постфактум, в нашем случае мы попытаемся дать их обзор и дефиниции при прямом, синхронном наблюдении их развития. Все эти мотивы собраны в так называемую «Таксономическую систему современной архитектуры», которая классифицирует все вынесенные мотивы по категориям в соответствии с их морфологическим генезисом.