Итоги 2021. «Наши там» сложили слово «Вечность»

От обзора проектов, которые собираются построить в России западные звезды, переходим к объектам, которые в ушедшем году появились в Италии и Египте благодаря российским архитекторам и художникам. Появились как будто временно, как выставочные экспонаты, на несколько недель — но, как известно, нет ничего более постоянного. И именно работы семьи Храмовых и Александра Пономарева были выбраны из всех других, чтобы остаться в далеких землях навсегда: среди вершин итальянских Альп и на фоне молчаливых пирамид. Что примечательно — обе на тему смерти, перерождения и вечной жизни.

Разгадка знака «Бесконечность»

Другая лэнд-арт-выставка прошла в 2021 году в Каире: с 23 октября по 7 ноября впервые за последние 4500 лет плато Гиза увидело нечто иное, чем величественные силуэты пирамид. Первую в своем роде биеннале назвали Forever is Now: «Всегда — это сейчас» («вечность уже здесь»). Ее главной целью было продемонстрировать, что «Древний Египет оставался важнейшим источником вдохновения для искусства на протяжении всей мировой истории».

Для участия платформа Art d’Égypte пригласила художников со всех концов планеты, отобрав 10 лучших предложений. В финал вышли Лоренцо Куинн (Италия), JR (Франция), Гизела Колон (США) и — опять-таки единственный участник из России: художник Александр Пономарев. 

Он известен как у нас, так и за рубежом как организатор более сотни художественных проектов и выставок. Бывший моряк и вечный исследователь и мечтатель, Пономарев — неизменный комиссар павильона Антарктиды на венецианской биеннале, комиссар Antarctic Biennale непосредственно среди вечных снегов и льдов, капитан кораблей в Ледовитом океане и посреди пустыни Сахары.

Инсталляция «Уроборос» — это одновременно и корабль, и колесо Сансары, и ладьи, непрерывно плывущие по верхнему и нижнему (загробному) миру (именно такие были найдены у подножия гробницы Хеопса), и неумолимо утекающее, как песок сквозь пальцы, время, и, конечно же, змей, кусающий сам себя за хвост (он и есть уроборос). В общем, все то, что так или иначе на протяжении тысячелетий символизировало цикличность жизни и смерти и процесс перерождения: один поворот лодок — а он происходит либо при активации специальных рычагов-«весел» на 16-метровой конструкции, либо под воздействием песчаных бурь — и вот уже два мира меняются местами, стеклянные пирамиды песочных часов переворачиваются и начинают отсчет заново. Пирамиды, которые продолжают хранить гробовое молчание, парадоксально служат для этой смены циклов «говорящим» фоном. А керамическое панно в основании инсталляции с нанесенными на него письменами, с одной стороны, дает слово самим древним египтянам, рассказывая об их отношении к вечному путешествию и сохраняя саму память о них, а с другой — изображает Уробороса-змея, делая максимально ясной схожесть его образа со знаком бесконечности.

Для инсталляции «Уроборос» по инициативе галереи Surface Lab Art — российской галереи и партнера проекта — вместе с художником было создано керамическое панно, изображающее непосредственно змея. Иеоглифический текст, переданный галерее российским ученым и руководителем Центра археологии Нильской долины института Максимом Лебедевым
Для инсталляции «Уроборос» по инициативе галереи Surface Lab Art — российской галереи и партнера проекта — вместе с художником было создано керамическое панно, изображающее непосредственно змея. Иеоглифический текст, переданный галерее российским ученым и руководителем Центра археологии Нильской долины института Максимом Лебедевым
Инсталляция «Уроборос» проектировалась и изготавливалась в России, Новой Зеландии и Египте при поддержке международной компании по производству керамики Kerama Marazzi и галереи Surface Lab Art, которая развивает паблик-арт проекты и направление «искусства в архитектурных проектах»
Инсталляция «Уроборос» проектировалась и изготавливалась в России, Новой Зеландии и Египте при поддержке международной компании по производству керамики Kerama Marazzi и галереи Surface Lab Art, которая развивает паблик-арт проекты и направление «искусства в архитектурных проектах»

Снова мы видим мотив повторяемости, «всегда» — это бесконечное «сейчас», и нет разницы между жизнью и смертью, потому что за одним всегда последует другое. И хотя остальные девять участников биеннале тоже пытались представить своеобычные трактовки вечности, у них скорее получились интерпретации сиюминутности — неслучайно именно работа Александра Пономарева — единственная — осталась незыблемой после окончания биеннале, хотя изначально все предполагалось демонтировать.

Все эти объекты из промышленных отходов, оптические иллюзии, попытки связать древние ритуалы с современными феминистскими ценностями кажутся, в категориях бесконечности, пустыми хлопотами и суетой. И только жизнь будет вечно продолжать крепко держаться за хвост смерти, не в силах разорвать замкнутый круг устройства Вселенной.

Инсталляцию «МАМА» монтировали всей семьей: Дмитрий с супругой Марией и их сын с супругой Анастасией
Инсталляцию «МАМА» монтировали всей семьей: Дмитрий с супругой Марией и их сын с супругой Анастасией
Каркасы для кубов 2х2 метра выполнили самарские мастера
Каркасы для кубов 2х2 метра выполнили самарские мастера

«Мама, я покажу тебе Альпы»

О пронзительной работе «МАМА» мастерской Дмитрия Храмова, которую выбрали в числе 10 других для лэнд-арт-выставки SMACH-2021 (всего в конкурсе участвовали 1061 команда из 80 стран!), мы уже писали. Альтернативная венецианской биеннале искусства открылась 10 июля и продлилась чуть более 2 месяцев — до 12 сентября. Фактически ее площадкой с 2013 года становятся все Доломитовые Альпы: осмотр экспонатов занимает 2-3 дня трекинга по специально разработанным маршрутам. Самарским архитекторам — единственным участникам SMACH из России — досталась для размещения своего объекта живописная территория в долине Арментары.

Инсталляция в память о Виолетте Викторовне Храмовой — исполнение ее давней мечты оказаться в Альпах. Куда бы она непременно попала в 2021 году, если бы не преждевременный уход из жизни. Время переживания утраты совпало с открытым конкурсом проектов на тему «Хрупкости»: идея развеять на альпийском ветру слово «МАМА» — так, чтобы буквы из алюминиевых лент откликались на каждое дуновение, но при этом сохраняли свою целостность, — не могло не тронуть судей. Так Дмитрий сдержал обещание вдвойне: «МАМА» не только оказалась в Альпах, но и осталась там навсегда. Вместе с еще двумя инсталляциями ее перевезли в арт-парк, где собраны лучшие работы со всех пяти прошедших биеннале.

И сам факт, что именно в России научились говорить о вечности так, чтобы это было близко и понятно всем народам и культурам без преувеличения, — пожалуй, самый важный итог 2021 года в глобальном контексте.

читать на тему: