Деревянный флигель усадьбы Масленниковых-Петуховых

Коллекционирование как ангел-хранитель: история реконструкции одной купеческой усадьбы

Ансамбль городской усадьбы Масленниковых-Петуховых XIX века, расположенный в самом сердце Замоскворечья — Щетининском переулке, — многие знают в связи с музеем Тропинина, который занимает каменный хозяйский дом усадьбы. Но далеко не всем известно, что в деревянном флигеле по соседству некогда жил основатель этого музея — сын архитектора, инженер, реставратор и собиратель Феликс Вишневский, и что по сути музей родился благодаря его союзу с коллегой по страсти к коллекционированию — этнографом Николаем Петуховым. А полвека спустя правнук Вишневского, тоже выбрав стезю архитектора и собирателя, реконструировал флигель и, объединив усилия с коллекционером Сергеем Подстаницким, сделал из него аукционный дом «Клуба коллекционеров графики». Таким образом, наследство прадеда в виде недвижимости Степан Вишневский превратил в наследие, сделав не только главный дом, но и флигель хранителем семейных традиций.

Коллекционеры — главный актив любого музея (музей Тропинина, как и Третьяковка в свое время, был создан на основе одной большой коллекции). Однако в данном случае благодаря нескольким поколениям собирателей удалось сохранить еще и памятник архитектурного наследия — одну из немногих купеческих усадеб Замоскворечья. Правда, две хозяйственные постройки были утрачены, и чудесный фруктовый сад, окружавший усадьбу, дошел до наших дней лишь частично. Но, учитывая тот факт, что в течение многих лет XX века оба дома, где когда-то играл на рояле сам Скрябин,  старательно разрушались жителями коммунальных квартир (исключением был Николай Петухов, теснившийся после уплотнения в трех любезно оставленных ему комнатах во флигеле, но вынужденный при этом содержать всю усадьбу целиком), — чудо, что здания не снесли. Не снесли как раз из-за того, что Феликс Вишневский, которому Петухов завещал усадьбу в 1965 году, передал государству свою с любовью собранную коллекцию работ Василия Тропинина и других московских художников его времени с тем условием, что новый музей откроется в главном усадебном доме. Так он не только осуществил свою давнюю мечту по созданию музея, но и сохранил усадебный ансамбль, прожив до конца жизни в мезонине каменного особняка. Флигель между тем перешел в собственность его потомкам, но долгое время продолжал разрушаться, хотя и жителей коммуналок сменили мелкие арендаторы. В 2019 году, когда Степан Вишневский решился на тотальную реконструкцию деревянной постройки, она пребывала в аварийном и весьма плачевном состоянии. Ремонта здесь не было 120 лет, ни разу со дня строительства, поэтому требовались самые решительные меры.

Фото флигеля до реконструкции (был построен в 1883 году)
Фото флигеля до реконструкции (был построен в 1883 году)

К тому моменту у Степана уже было свое архитектурное бюро Vishnevsky&Co, и вряд ли можно считать случайностью, что наследник прапрадеда-архитектора и реставратора предметов искусства, каковым прослыл его прадед, начал специализироваться на реставрации, переосмыслении и включении в современную жизнь исторической архитектуры (усадеб, доходных домов, церквей и общественных зданий), а также на современной архитектуре, деликатно работающей с историческим и культурным контекстом. Помимо особняка В Щетининском переулке в портфолио Vishnevsky&Co два проекта по возрождению старинных построек: большая купеческая усадьба Зиминых в Угличе и усадьба Шепели в Кашинском районе. «Наш коллектив не стремится переосмыслять архитектуру там, где это не нужно, — рассказывает архитектор бюро Иван Бекетов. — Перед любым архитектором в его работе стоит огромная ответственность в диалоге с контекстом. Мы не разделяем консервативную реставрационную политику по отношению к исторической застройке с целью ее полной музеефикации и консервации, архитектура должна служить человеку вне зависимости от ее возраста и отвечать современным потребностям общества». Реконструкция усадьбы в Замоскворечье стала одним из таких проектов приспособления исторической архитектуры для служения человеку и искусству, хотя в силу родственных связей с домом история получилась в большей степени больше семейной и домашней, нежели сугубо профессиональной. 

Общий вид
Общий вид
Аксонометрия 1 этажа
Аксонометрия 1 этажа
План 2 этажа
План 2 этажа
План 1 этажа
План 1 этажа
Внешний вид усадьбы после реставрации
Внешний вид усадьбы после реставрации

Реставрационные работы велись год. В 2020-2021 годах был восстановлен весь нижний венец, подняты внутренние несущие стены, восстановлены внутренние элементы уцелевшего убранства. Анфиладу второго этажа было решено сохранить в том виде, в котором она была здесь при жизни Феликса Вишневского. 

Перед главным архитектором проекта Иваном Бекетовым стояло несколько непростых задач. С одной стороны, нужно было придумать, как поднять провисшие стены и воссоздать перекрытия и полы, не нагружая исторический фундамент. С другой — максимально сохранить артефакты, воссоздать цветовые решения и передать энергетику особняка, опираясь на дореволюционные фотографии и детские воспоминания владельцев. 

В результате внутреннее убранство усадьбы получилось соответствующим ее богатой истории: интерьеры дома составляют антиквариат и старинные вещи из собраний Вишневского-прадеда. Удалось сохранить паркетную доску с отметинами варварства коммунальных жильцов. Особое внимание архитекторы уделили цветовой палитре: бирюза, изумруд, венге, золото отсылают к временам расцвета московского купечества, когда особняк принадлежал Петуховым. 

Интересно, что после реконструкции первый этаж флигеля сдали в аренду, как это было сначала при Петухове, а потом и при Феликсе Вишневском. А сам Степан вместе со своим архитектурным бюро «поселился» на втором этаже. Но на этом история «приспособления» не закончилась.

1 этаж. Общий вид гостиной комнаты
1 этаж. Общий вид гостиной комнаты
1 этаж. Спальня
1 этаж. Спальня
1 этаж. Фрагменты
1 этаж. Фрагменты
2 этаж. Общий вид гостиной комнаты
2 этаж. Общий вид гостиной комнаты
2 этаж. Часы Франция. XIX век (деталь)
2 этаж. Часы Франция. XIX век (деталь)
2 этаж. Комод, Людовик XVI (деталь)
2 этаж. Комод, Людовик XVI (деталь)
2 этаж. Дверные ручки XIX век
2 этаж. Дверные ручки XIX век
2 этаж. Потолочная розетка, фрагмент люстры
2 этаж. Потолочная розетка, фрагмент люстры
2 этаж. Печь (вьюшка, деталь)
2 этаж. Печь (вьюшка, деталь)
2 этаж. Комната с камином. Общий вид и детали
2 этаж. Комната с камином. Общий вид и детали

Очевидно, Степан Вишневский чувствовал, что вновь засверкавшему сокровищу XIX века не хватает внутренней наполненности жизнью, той осененности искусством, которая сопровождала каждое пристанище его прадеда (два раза он был в ссылке и неоднократно переезжал). К полотнам собственной кисти Вишневский-младший начал добавлять и другие картины — в нем тоже проснулась тяга к собирательству. А год назад произошла и судьбоносная встреча с еще одним коллекционером — Сергеем Подстаницким, основателем неформального объединения российских и зарубежных коллег, так же, как он, зараженных любовью к графике. 

Сначала были небольшие совместные проекты, каталоги, погружение в тему. А потом Степан предложил Сергею устроить у него в особняке небольшую выставку, собраться тесной компанией, посмотреть на работы в антураже воссозданных интерьеров XIX века и — может быть — провести пробный аукцион. Сергей согласился — и с этого момента началась новая страница в жизни усадьбы.

2 этаж. Бюст Ницше, бронзовое литье, M. Klinger (1857-1920)
2 этаж. Бюст Ницше, бронзовое литье, M. Klinger (1857-1920)
2 этаж. Комната с камином
2 этаж. Комната с камином
2 этаж. Кабинет
2 этаж. Кабинет
2 этаж. Кабинет (детали мебели)
2 этаж. Кабинет (детали мебели)
2 этаж. Кухня
2 этаж. Кухня
Степан Вишневский в интерьерах особняка во время первой выставки
Степан Вишневский в интерьерах особняка во время первой выставки
Один из топ-лотов предстоящего аукциона — эскиз Федора Шехтеля «Проект ампли (будуарной люстры)», выполнен для особняка Морозовой на Спиридоновке
Один из топ-лотов предстоящего аукциона — эскиз Федора Шехтеля «Проект ампли (будуарной люстры)», выполнен для особняка Морозовой на Спиридоновке
Иван Бекетов. «Бычки»
Иван Бекетов. «Бычки»

С 31 марта по 1 июня в фамильном особняке Вишневских прошла выставка «Кошки, котики, котята», посвященная образу кошки в искусстве. 99% из более чем 90 графических работ XVI-XXI веков из 19 частных закрытых собраний «Клуба коллекционеров графики» никогда ранее не показывалась широкому кругу зрителей. После чего 229 анималистических вещей стали лотами первого в истории клуба аукциона, Степан Вишневский, Сергей Подстаницкий (и неназванный деловой партнер) оказались основателями новой институции — Аукционного дома «Клуба коллекционеров графики», а флигель усадьбы Петуховых-Масленниковых — его штаб-квартирой. И хотя авторы этой инициативы, родившейся в том числе  на фоне сложностей приобретения вещей на зарубежных площадках, с которыми столкнулись российские коллекционеры, не были до конца уверены в успехе и выражали готовность по итогам первого аукциона рассмотреть другие варианты использования особняка, результат превзошел все ожидания. Цена на некоторые работы в процессе торгов взлетела в 5 раз, а за акварели архитектора Ивана Бекетова, который оказался еще и прекрасным художником, разгорелась нешуточная борьба и интерес неменьший, чем к дорогостоящим картинам именитых мастеров. Так что основатели аукционного дома теперь гордо подчеркивают, что их институция занимается развитием не только классического искусства, но и активно поддерживает современные таланты.

30 июля единственная пока в мире площадка, специализирующаяся только на графике, проводит новый аукцион. Среди 218 лотов — эскиз из неосуществленной театральной постановки Всеволода Мейерхольда «Царь Федор Иоаннович» руки Дмитрия Стеллецкого, три рисунка Ильи Репина, акварельные портреты Владимира Гау и два акварельных эскиза знаменитого архитектора Федора Шехтеля. Один из них — «Проект ампли (будуарной люстры)» выполнен для особняка Морозовой на Спиридоновке. Другой — для особняка Смирновых на Тверском бульваре. В конце XIX века эскизы делались для фабрики художественной бронзы братьев Вишневских, которая была удостоена медали на Всемирной выставке в Париже в 1900 году. С тех пор эти эскизы хранились в семье Вишневских и передаются на торги наследниками. Уникальнейший случай, когда провенанс работ известен на периоде более 100 лет.

А с 25 по 29 июля в особняке Вишневских действует действовать предаукционная выставка, где можно своими глазами увидеть эти редкие работы. И, конечно, окунуться в воссозданные интерьеры особняка знаменитого коллекционера, дело жизни которого разворачивается теперь в этих стенах с новой силой.

читать на тему: