Техноразвлекательный парк «Познание мира» на фабрике Рябушинского в Вышнем Волочке. Проект ТПО «Резерв» для экспозиции «Фабрика Россия» на архитектурной биеннале в Венеции

Локальная идентичность как новая экономика. Наследие

Каким образом региональные города конкурируют за жителей, куда движутся их эксперименты по созданию моделей новой экономики и как быстро они приносят результаты? Дискуссии секции «Креативная среда и урбанистика» на VIII Санкт-Петербургском международном форуме были посвящены стратегиям развития регионов, опирающихся прежде всего на локальную идентичность. Мы разбили представленные кейсы по темам и в этом материале-репортаже сфокусировались на наследии.

деятельность: Главный архитектор Москвы, куратор секции «Креативная среда и урбанистика» Санкт-Петербургского международного культурного форума

деятельность: Городской голова города Калуги

деятельность: Архитектор бюро Neutelings Riedijk; основатель архитектурного бюро Visota

деятельность: Архитектор, основатель Archiproba Studios, член Союза московских архитекторов

Сокровища предков

По всей России сейчас огромное количество полузаброшенных объектов с богатой интересной историей, являющихся частью локальной идентичности регионов, которые потенциально, при правильном подходе, могут не только стать туристическими магнитами, но и способствовать развитию территории, на которой они находятся. 

Сергей Кузнецов: «Мой первый опыт работы на венецианской биеннале с Сергеем Чобаном и Григорием Ревзиным — экспозиция «Фабрика Россия», которую мы посвятили поиску идентичности Вышнего Волочка, в том числе на основе наследия и прочих особенностей российских малых городов, которые мы можем развивать им на благо. В Вышнем Волочке очень много хороших интересных зданий, но все они пребывают в плачевном состоянии — картина, типичная не только для Волочка, но и для других городов России. Приглашенные к участию архитекторы сочиняли тогда разные сюжеты, которые могли бы добавить жизни в эти пространства. Существующие примеры международного опыта наглядно показывают, как исторические памятники можно не просто сохранять, но и капитализировать, использовать для развития региона».

Сессия «Взгляд вглубь. Стратегии развития регионов. Локальная идентичность как новая экономика» © Москомархитектура
Сессия «Взгляд вглубь. Стратегии развития регионов. Локальная идентичность как новая экономика» © Москомархитектура
Аббатство Сан-Гальгано в Италии
Аббатство Сан-Гальгано в Италии
«Пизанская башня Саратовской области» — храм Казанский иконы Божией Матери в селе Логиновка
«Пизанская башня Саратовской области» — храм Казанский иконы Божией Матери в селе Логиновка
Колокольня на озере Резия, Италия
Колокольня на озере Резия, Италия
Затопленная колокольня в Калязине, Тверская область
Затопленная колокольня в Калязине, Тверская область

Рецепты успеха: у них  

Например, аббатство Сан Галгано в Италии — несмотря на то, что живописные руины монастыря без крыши, где Тарковский снимал финальные сцены «Ностальгии», находятся далеко от населенных пунктов, — это одно из самых популярных мест в Тоскане для проведения свадебных церемоний. В 100 метрах от аббатства построен большой туристический центр с собственным рестораном, а вход на территорию сделан платным. Между тем, аналогичным образом можно было бы позиционировать храм Казанской иконы Божией Матери в селе Логиновка: построенный в 1857 году, он известен в народе как «Пизанская башня Саратовской области», и до революции в эту церковь съезжались жители всего уезда для проведения обряда венчания. Сегодня здание, на стенах которого хорошо сохранились росписи с ликами святых и библейскими сюжетами, восстановлению уже не подлежит, но вполне может быть сохранено. Кроме того, в отличие от аббатства Сан Галгано, храм находится в селе с населением чуть более 700 человек. Но, несмотря на многочисленные упоминания в туристических блогах, храм заброшен и медленно увядает. 

Есть в Италии и успешный пример капитализации затонувшей колокольни — очень похожей на нашу колокольню 1800 года, которая оказалась под водой из-за затопления старой части Калязина при строительстве Угличского водохранилища после 1940 года. И хотя это единственная достопримечательность Калязина, колокольня давно не реставрировалась и находится в аварийном состоянии, а в самом городе почти полностью отсутствует туристическая инфраструктура. А вот туристический символ итальянской провинции Удине — колокольня церкви затопленного в 1950-х годах города Грауна, располагавшегося на берегах озера Резия, — стала отправной точкой развития в буквальном смысле: отсюда стартуют многочисленные спортивные маршруты, проложенные вокруг озера, — трекинговые и велосипедные. Летом здесь занимаются водными видами спорта, зимой — сноукайтингом, и берега застроены кемпингами, гестхаусами и ресторанами.

Туристко-информационный центр «Калужский край» в Гостином дворе по проекту Citizenstudio © Даниил Анненков
Туристко-информационный центр «Калужский край» в Гостином дворе по проекту Citizenstudio © Даниил Анненков

Рецепты успеха: у нас

Впрочем, в России можно найти и позитивные случаи работы с идентичностью. Более того, в последние годы таковых становится все больше и больше. Скажем, Суздаль: здесь еще с 1960-х годов начался большой стабильный туристический поток, именно поэтому на его примере легко проследить и историю сохранения и развития локальной идентичности (от Огуречной столицы России до современного позиционирования «Суздаль сокровенный»), и то, как город продолжает искать себя и следовать за современными туристическими запросами. Или Свияжск — один из главных российских городов-рекордсменов по развитию и росту турпотока за очень короткое время. В 2010 году Свияжск попал под патронат фонда «Возрождение», там была построена дамба, речной вокзал и вся необходимая туристическая инфраструктура, началась реставрация исторических и культурных памятников, а в 2017 году ансамбль Успенского монастыря вошел в список Всемирного наследия ЮНЕСКО. По привлечению инвестиций от туризма Свияжск с населением 250 человек уже сейчас может сравниться с раскрученными городами Золотого кольца. 

Большой потенциал в этом смысле есть и у Калуги: здесь сохранилось много жилой застройки XVIII-XIX века, памятник архитектуры «Гостиный двор» в стиле классицизм, римский виадук архитектора Петра Никитина, по плану которого строился город. В планах Калуги — реконструкция исторической части города, улиц Театральной и Воскресенской, благоустройство Березуйского оврага; в «Гостином дворе» уже открылся суперсовременный туристический центр. Судя по всему, свой 650-летний юбилей в 2021 году Калуга действительно встретит в качественно ином состоянии. 

Дмитрий Разумовский: «Калуге повезло, она практически не была разрушена во время Великой Отечественной войны, и все, что было заложено в генеральный план развития города архитектором Никитиным в Екатерининские времена, — все сохранилось, где-то получше, где-то похуже. Но если вы хотите посмотреть на Россию времен Екатерины II — приезжайте в Калугу».

Реновация ДК в Воронеже. Проект Visota. Эскизы и фото в процессе реализации
Реновация ДК в Воронеже. Проект Visota. Эскизы и фото в процессе реализации
Большой концертный зал Дворца культуры в Железноводске после капительного ремонта. Проект Archiproba Studios © Макс Авдеев
Большой концертный зал Дворца культуры в Железноводске после капительного ремонта. Проект Archiproba Studios © Макс Авдеев

Идентичность в типовом

Наследие же становится драйвером развития социо-культурной жизни самих горожан. Так, колоссальным потенциалом обладают построенные в советское время дома культуры: они есть практически в каждом городе, используются чаще всего неэффективно и точно так же постепенно разваливаются. В доме культуры в Железноводске 1982 года постройки ремонта не было ни разу, пока в 2018 году его полностью не отреставрировали, за полгода восстановив все аутентичные элементы. Теперь этот дворец стал крупным центром, который перезапустил всю культурную программу Железноводска.  

Тамара Мурадова: «Реставрация и капитальный ремонт ДК в Железноводске длились всего полгода с довольно скромным бюджетом 100 млн руб. Специалисты предлагали для простоты снести все мраморные текстуры, убить весь дух и эстетику. Но нашей задачей, напротив, было максимально деликатно подойти к аутентичной фактуре и воссоздать исходный образ объекта».

Алексей Боев и Дарья Наугольнова — архитекторы из Воронежа, но живущие и работающие в Голландии — хотят сделать опыт конверсии советских ДК повсеместным. Они исследуют типовые дома культуры, которые наиболее широко распространены от Калининграда до Камчатки, и разрабатывают для них рабочие бизнес-модели. В ближайшее время в Воронеже откроется их пилотный проект, сделанный при активном участии местных жителей. Обновленный ДК должен стать центром всего район — с современной библиотекой, коворкингом, новым кафе, мастерскими, где молодежь сможет раскрыть свой потенциал и, возможно, остаться в родном городе. Следующий этап — выйти из Воронежа в другие регионы. 

Алексей Боев: «Советские дома культуры — это уникальный опыт для всего мира, он должен стать брендом для всей России, потому что в других странах отсутствует. В советское время ДК были центрами молодежи, где люди общались, обучались, находили друзей. Но сейчас в большинстве случаев они являются центрами сохранения идентичности. Большинство пользователей  — это дети и пожилые люди. Но сейчас в стране огромный запрос на молодежные центры. Пока нет четкого ответа, как они должны выглядеть, что это должно быть. Наш манифест — что для этого можно адаптировать старые дома культуры. Для этого необходимо переосмыслить их функциональное назначение, но при этом сохранив необходимую социальную составляющую».  

Коломенский кремль
Коломенский кремль
Музей «Калачная» в Коломне
Музей «Калачная» в Коломне
Музей утраченного вкуса «Коломенская пастила» в Коломне
Музей утраченного вкуса «Коломенская пастила» в Коломне

Войти в утраченный вкус

Наконец, капитализируемым наследием могут становиться не только материальные объекты. Так, в 2008 году Наталья Никитина прочла в книге рецепт коломенской пастилы, известной в XIX веке на всю Россию, и решила его воссоздать для фестиваля «Ледяной дом». Через пару месяцев Коломенский краеведческий музей предложил в небольшом флигеле без электричества и отопления сделать музей пастилы. При поддержки фонда Потанина в январе 2009 года в Коломне появился «Музей исчезнувшего вкуса». А в 2010 году междисциплинарные специалисты провели исследование и разработали комплексный проект развития территории. На базе 14 исторических тем сформировался «творческий кластер» общей емкостью около двухсот малых и средних компаний, в том числе на основе государственно-частного партнерства. Сейчас основу музейно-творческого кластера «Коломенский посад» составляют четыре музея («Коломенская пастила», «Калачная», резиденция «Арткоммуналка» и «Навигатор») и три исторических производства (кондитерский и пекарский цеха, картонажная мануфактура). Параллельно запущены еще несколько проектов: «Кружечный двор», «Свечной завод», «Усадьба купцов Сурановых», «Английский садик», «Сад коломенской пастильницы», «Яблочная дорога» и другие.

За 10 лет реализации проекта депрессивная, вымирающая историческая часть города превратилась в престижное место для жизни. Стоимость недвижимости в районе Коломенского посада приблизилась к московским ценам. Город вошел в десятку самых популярных малых туристических городов России, а пастила в 2014 году стала официальным лакомством года культуры Великобритания-Россия и вошла в линейку национальных сувениров. В 2016 году весь проект в целом получил Премию Правительства РФ в области туризма, а в 2017 году стал номинантом престижной премии «Лучший европейский музей 2017 года» (EMYA).

Подготовлено при участии Анны Мироновой

читать на тему: