Метаархитектура: стирая границы

Представляем 9 молодых бюро, работающих в области «метаархитектуры», — так мы решили назвать переход от традиционного «зодчества» в научную фантастику, психоанализ, маркетинг, программирование, социологию и т.д. Как верно отмечают архитекторы одного из этих бюро, «можно что-то изменить, просто изменив угол зрения».

Необходимость смены оптики при взгляде на архитектуру назрела не только для бумажного журнала, существующего почти четверть века и ожидаемо пережившего год назад тотальную перезагрузку; иных подходов требует сам процесс генерации, а затем и материализации идей. 

В чем же могут заключаться отличия сегодняшнего архитектурного созидания? Принципиальных, на наш взгляд, два: с одной стороны, этот процесс становится более гетерогенным, обогащаясь концентратами прежде чужеродных наук и ремесел. С другой стороны, он очищается от мути нигилизма, иронии и апатии — осадка постмодернизма. И на поверхность всплывает единственный и главный мотив для творчества — искренность.

На смену постмодернизму пришел метамодернизм, а он это и есть — новая искренность. Тот мощный двигатель, который с воодушевлением преодолевает полосу отчуждения, возникшую между ценностями двух тысячелетий. Достаточно незамутненного взгляда — и советское наследие оказывается фундаментом города будущего; артефакты и следы катастроф — ключевыми ингредиентами локальной идентичности; переработанный пластик — «новым мрамором»; исторические arts&crafts, равно как и ультрасовременные алгоритмы или большие данные, — эффективными способами изменить городское пространство и жилую среду. 

9 бюро, демонстрирующие такие метаархитектурные подходы, стали участниками спецэкспозиции «Проект Россия. Новая оптика» на фестивале «Зодчество-2019». Коротко рассказываем об их идеях.

Подробнее о них можно будет узнать на фестивале «Зодчество» с 17 по 19 октября в Гостином дворе (стенд С-3) и на круглом столе 17 октября с 16:15 до 17:45 (конференц-зал 1).

ХОРА: «проспекты памяти»

Для бюро с греческим названием, обозначающим, по Платону, некое пространство, из которого выходят вещи — «подражания вечносущему, отпечатки по его образцам, снятые удивительным и неизъяснимым способом», всегда были характерны исследования с глубоким философским подтекстом. Для экспозиции «Проект Россия. Новая оптика» они выбрали графическое эссе «Проспекты памяти». Всем известные «чертоги разума» выстраиваются с тем, чтобы хранить определенные воспоминания, превращая их в пространственную формулу, но при этом сами «чертоги» и их, с позволения сказать, планировка первичны. «Проспекты памяти», напротив, порождаются воспоминаниями, именно они выступают формообразующими факторами для ландшафта. Авторы, таким образом, исследуют «припоминательный инструмент», следуя в своей работе за прихотью собственной памяти и позволяя ей беспрепятственно материализоваться.

Фрагмент графического эссе. Оят Шукуров, Михаил Микадзе © ХОРА
Фрагмент графического эссе. Оят Шукуров, Михаил Микадзе © ХОРА
Фрагмент графического эссе. Оят Шукуров, Михаил Микадзе © ХОРА
Фрагмент графического эссе. Оят Шукуров, Михаил Микадзе © ХОРА
Небесный кинотеатр. Петр Советников, Вера Степанская © KATARSIS architects
Небесный кинотеатр. Петр Советников, Вера Степанская © KATARSIS architects
Мобильная Триумфальная арка. Петр Советников, Вера Степанская © KATARSIS architects
Мобильная Триумфальная арка. Петр Советников, Вера Степанская © KATARSIS architects

KATARSIS architects: «поэтические эксперименты»

Для бюро из Санкт-Петербурга, недавно ставшего победителями конкурса молодых архитекторов «ПроМоАрхДиз», учрежденного французской премией AJAP и журналом «Проект Балтия», поэтический образ — «тонкое многогранное явление, способное противостоять шаблонности и популизму в эпоху цинизма и тотального троллинга». Это свойство и объединяет разные по духу высказывания: небесный кинотеатр — образ поэтического синематографа, лучшие произведения которого сродни сновидениям; вращающаяся Триумфальная арка — слегка ироничный ответ на тему конкурса «Мобильный обелиск»; инсталляция «Занавес. Фонарь. Колодец» — материализация внутреннего мира человека. «Хочется надеяться, — пишут авторы, — что в архитектуре наступит время искренности, а между автором и его произведением, а после и зрителем, наконец исчезнет мутное стекло недоверия».

Prostor collective: Moscow Everyday Resources

Самыми известными работами бюро были бар и независимое пространство «Делай культуру»/«ДК» и дизайн выставки МАРШоу лучших проектов студентов Московской архитектурной школы МАРШ. В сентябре 2019 года к ним добавилось визуальное исследование Moscow Everyday Resources, с которым архитекторы приняли участие в 12-й биеннале архитектуры в Сан-Паулу, — о главном ресурсе повседневности в России, спальном районе. Именно типовая жилая застройка «формирует сегодняшний архитектурный облик России и транслируют ее ценности». А раз это так, авторы проекта предлагают посмотреть на нее через новую оптику, вступить во взаимодействие, изучить и переосмыслить.

Moscow everyday resources. Антон Архипов, Дарья Герасимова, Григорий Цебренко © Prostor Collective
Moscow everyday resources. Антон Архипов, Дарья Герасимова, Григорий Цебренко © Prostor Collective
Фрагмент исследования в рамках проектной студии в школе МАРШ «Московские странности» © Nowadays
Фрагмент исследования в рамках проектной студии в школе МАРШ «Московские странности» © Nowadays

MIXED MEDIA: Nowadays 

На счету бюро, созданного Натой Татунашвили и Натальей Масталерж, офис Gemcorp, целый ряд концептуальных выставочных экспозиций, интерьеры нового аэропорта в Саратове, а кроме того, в работе в консорциуме с другими компаниями находятся Музеи Кремля и музей современного искусства в Норильске. Их практика, по собственным словам авторов, устроена «как гнездо, куда мы, зачарованные блеском вещей и идей, тащим все, что приглянется». Другое подходящее сравнение — шкатулка с драгоценностями, но драгоценностями особого толка, которые многие сочли бы как минимум странными и бесполезными, однако, как только они попадают в «волшебную шкатулку» Nowadays, то начинают играть новыми гранями. «Язык и интонация, с которой ты говоришь об уже существующем, меняет действительность, — пишут авторы в своем манифесте. — Старая истина — можно что-то изменить, просто поменяв угол зрения».

UTRO: экосистема

Творческое объединение UTRO наиболее активно работает с уличными интерьерами: благоустраивает скверы, площади и парки и даже «дикие» природные ландшафты, как в случае с арт-объектами вдоль реки Нерли Владимирской области. Многим наверняка хорошо знакома их мебель для ВДНХ или поп-ап-общественное пространство в московском Среднем Овчинниковском переулке: архитекторы как раз не просто расставляют лавочки и фонари, а создают индивидуальные конструкции, которые удивительным образом структурируют пространство и заставляют его «работать» в ином ритме и качестве.

В экспозиции «Новая оптика» UTRO покажет процесс своей ежедневной деятельности как непрерывный поиск баланса, баланса между компонентами хрупкой экосистемы, среди которых и личные приоритеты каждого из членов команды, и прочие вводные, важные для творческого процесса. 

«Сбалансированное» UTRO. Алена Зайцева, Лейла Мифтахова, Павел Неснов, Анастасия Попова, Ольга Рокаль, Ольга Хохлова, Марина Ярмаркина © UTRO
«Сбалансированное» UTRO. Алена Зайцева, Лейла Мифтахова, Павел Неснов, Анастасия Попова, Ольга Рокаль, Ольга Хохлова, Марина Ярмаркина © UTRO
Мебель для двора Дома Ремесел на ВДНХ © UTRO
Мебель для двора Дома Ремесел на ВДНХ © UTRO
Скриншот фильма
Скриншот фильма "PHOBOS". Идея, сценарий и режиссура: SKNYPL Кинематография: Пелагея Евдокимова, Алиса Тареличева Ассистенты: Петр Воронцов, Никита Лычев Монтаж: Сергей Кольцов VFX: Сергей Михайлов, Денис Феоктистов Модели: Полина Казакевич, Рафаэль Дурноян, Марсело Руэда, Александр Плоткин
Показ
Показ "PHOBOS" на архитектурном фестивале в Лондоне © SKNYPL

SKNYPL: PHOBOS

С фильмом-инсталляцией о Москве и о большом городе вообще ребята впервые выступили в этом году на архитектурной биеннале в Лондоне. Проект исследует и показывет роль и природу страха в создании физических и метафизических границ. Что на самом деле является первичным — страх или граница? Какова роль урбанизма в создании и преодолении страха? И всегда ли чувство страха ведет к негативным последствиям для города и жизни в нем? По словам авторов, ”PHOBOS” не отвечает зрителю на вопросы, но позволяет ему самому прийти к пониманию, что есть Phobos для современного мегаполиса.

PapaUrban: архитектура смыслов

Это еще одна команда из Санкт-Петербурга с позицией, четкость которой — с учетом молодости ее участников и места их жительства — особенно достойна восхищения: архитекторы ищут формулу любви горожан к своему городу, причем среднестатическому, который в нашей стране на 70 %  состоит из советской застройки. В том числе из самого главного наследия модернизма — районов хрущевок. Поэтому к ним — особое внимание: как переосмыслить пятиэтажные кварталы без сноса, сохранив все их ценные качества (которых при ближайшем рассмотрении не так уж мало)? И в целом — как переосмыслить среду модернистских городов, в которой существует большинство из нас? 

Свои размышления на тему авторы экспозиции оформляют в виде «Откровений» и «Скрижалей»: первые цитируют классиков модернизма, которые вдохновляют бюро, а вторые фиксируют манифестирующие принципы самих PapaUrban на тему модернизма и народной архитектуры — вероятно, поэтому скрижали подаются в виде «Смыслостаса». Отсюда же подзаголовок экспозиции: символ веры.

Фрагмент «смыслостаса». Даниил Веретенников, Ксения Веретенникова, Павел Фроленок © PapaUrban
Фрагмент «смыслостаса». Даниил Веретенников, Ксения Веретенникова, Павел Фроленок © PapaUrban
«Новый мрамор» © SAGA
«Новый мрамор» © SAGA
Дэвид Чипперфильд в стиле «классицизм» в игре Mass Market Architecture. Родион Еремеев, Ксения Краснова, Вадим Егоров, Тимур Черкасов, Юлия Сарайкина, Мария Ашкова © Archifellows
Дэвид Чипперфильд в стиле «классицизм» в игре Mass Market Architecture. Родион Еремеев, Ксения Краснова, Вадим Егоров, Тимур Черкасов, Юлия Сарайкина, Мария Ашкова © Archifellows

Saga: новый мрамор 

Еще одно молодое бюро, у ⅔ коллектива которого в бэкграунде — плотное сотрудничество с бюро «Проект Меганом», — называется «Сагой», потому что через архитектурные формы рассказывает истории. На экспозиции «Новая оптика» история будет посвящена пластику, собранному на Гавайях на одном из пляжей, куда прибивает отходы из большого тихоокеанского мусорного пятна. 

Ребята предлагают расценить переработанное состояние, в котором пластик вполне может походить по фактуре на мрамор, как «новую роскошь» — роскошь демонстрировать осознанное потребление, то есть очищать природу и не истощать ее ресурсы в угоду «вчерашнему шику» дорогостоящих материалов. «Мы не претендуем на изобретение, — говорят архитекторы, — но меняем угол зрения, под которым смотрим на пластик». 

Archifellows: Mass Market Architecture

Прославилась эта команда, пожалуй, в прошлом году, во время проведения международного конкурса на стандартное жилье: тогда проект Archifellows победил в номинации «Центральная модель застройки», то есть самая высокоплотная. Однако темой массового жилья архитекторы бюро начали интересоваться значительно раньше — и применять к ней вычислительные алгоритмы. 

Так, на «Новой оптике» ребята покажут проект, сделанный в рамках образовательной программы «Hybrid Urbanism» в институте «Стрелка» в 2016 году. Проект исследует технологическую историю архитектурного проектирования и строительства и предлагает спекулятивный сценарий будущего архитектуры как индустрии. Согласно теории авторов, в будущем технологии сделают возможной архитектуру, основанную на данных: проектирование будет хотя бы частично осуществляться алгоритмами на основе базы элементов и стилей, строительство будет программироваться и выполняться роботами. Как в таком будущем будут выглядеть города и пригороды? В качестве прототипа предлагается игра – интерактивный инструмент для создания собственных архитектурных проектов загородных домов.

Кстати о них: лучшим 30 объектам частной архитектуры будет посвящена еще одна экспозиция «Проект Россия» — «Преломления частного образа жизни», размещенная по периметру парадной лестницы.

читать на тему: