Больница для пораженных чумой. XVIII век

Пространства исцеления. От массового обслуживания к гостинице для пациентов: развитие больничной архитектуры с 1900-х годов

Немецкие архитекторы Филипп Мойзер и Кристоф Ширмер в середине 2000-х вместе выпустили несколько книг об особенностях архитектуры зданий медицинского назначения. Написанная ими специально для «Проект Россия» обзорная статья о трансформациях в практике строительства больниц и санаториев на протяжении XX века опубликована в ПР39 «Тело».

Архитектор

образование: Получил профессиональное архитектурное образование в Берлине и Цюрихе с акцентом на теории и истории архитектуры. Доктор технических наук

деятельность: Активно занимается кураторством, исследовательской и издательской деятельностью.
В 1996 году основал в Берлине совместно с Наташей Мойзер архитектурную мастерскую Meuser Architekten BDA.
В 2005 году основал издательство DOM publishers.
Автор книг:
Neue Krankenhausbauten in Deutschland (совместно с Кристофом Ширмером, 2006);
Архитектурный путеводитель Berliner Mauer (совместно с Хансом Вольфгангом Хоффманом, 2013);
«Эстетика панельного строительства» (2015);
«Сейсмический модернизм. Архитектура и домостроение советского Ташкента» (2018);
«Галина Балашова. Архитектор советской космической программы» (2018);
«К типологии советского типового домостроения» (совместно с Д.Задориным, 2018).

Архитектор, инженер

образование: Окончил Школу архитектуры Университета Восточного Лондона (магистр архитектуры, 2003), Технический университет Розенхайма (дипломированный инженер, 2002), Королевский институт британских архитекторов (часть I и II), зарегистрирован британским Регистрационном совете архитекторов (2003).

деятельность: Автор книг:
Neue Krankenhausbauten in Deutschland (совместно с Ф.Мойзером, 2006);
Hospital Architecture: Specialist Clinics & Medical Departments (совместно с Ф.Мойзером, 2007).
С 2009 г. партнер Galandi Schirmer Architekten + Ingenieure Gmbh.

Идея исцеления людей в достойном архитектурном окружении всегда сопутствовала возведению больничных зданий. Если в Средние века забота о больных находилась в ведении монастырей и церкви, то уже в барочной Европе во времена больших войн лазареты обособились в самостоятельную архитектурную типологию. Однако непосредственное соседство медицинской и духовной опеки оставалось обязательным. Церковь и больницу невозможно было разделить даже в мыслях. Смена парадигмы произошла в конце XIX века. С процессом индустриализации в Европе изменились требования не только к гигиене города. Наряду с необходимостью создания городских систем канализации, вывоза мусора, обеспечения водой и электричеством, возникла и необходимость основополагающих реформ в области здравоохранения. Это было время, когда города, не справляющиеся с бурным развитием промышленности, становились очагами эпидемий самых разных болезней. Например, в 1892 году в Гамбурге разгорелась эпидемия холеры, унесшая почти девять тысяч жизней. Больницы города были абсолютно не подготовлены к создавшейся ситуации и не справлялись с потоками больных. В Германии этот массовый мор ускорил процесс переосмысления системы медицинского обеспечения населения.

Отделение для больных холерой в гамбургской больнице для моряков. 1892 год 

От города-сада к больнице-машине

Первые больницы современного поколения представляли собой усадебные ансамбли, размещенные в естественном ландшафте. Так, к примеру, Людвиг Хоффман с 1899 по 1906 год в районе Бух (на северо-востоке Берлина, вдали от шума большого города) построил целый больничный город: 45 элегантных зданий с барочным изяществом были вписаны в ухоженный пейзажный парк площадью почти в 68 гектаров. С одной стороны, Хоффман продолжил старинную, средневековую традицию, в соответствии с которой дома для хворых и больных находились за чертой города — чтобы предотвратить распространение инфекций. В то же время в основе проекта лежала новая идея — о том, что природное окружение должно способствовать выздоровлению. Этот больничный комплекс стал образцом для своего времени и сегодня является памятником архитектуры. Во многом благодаря ему естественные целебные факторы — воздух, солнце, природа — закрепились в немецком больничном строительстве как признаки гуманной архитектуры и получили в последующем выражение в формах «многослойных» зданий, в том числе и в типологии больницы с террасами, которая постепенно вытеснила лечебницы павильонного типа. Окончательный перелом произошел после Первой мировой войны. Натурфилософская, обусловленная представлением о самоценности отдельной личности общественная идея начала последовательно воплощаться в освободившемся от ограничений художественном творчестве. Не только в Германии, но и во всей Европе по причине экономического кризиса этот переход состоялся довольно поздно — во второй половине 1920-х годов. В процессе последовательного укрепления общества, передавшего почти все социальные службы под государственную опеку, строительство больниц как государственных благотворительных учреждений получило особое значение, сделалось частью архитектуры общественных зданий.

Уже не в городе, а в стороне от него, на зеленых территориях — по примеру санаториев — возводятся новые больницы. Одним из провозвестников такой типологии был архитектор Рихард Дёкер. Результатом его поисков стали больницы с широкими, вынесенными вперед палатами-террасами, на которых больные, возлежа на своих кроватях, как отдыхающие на пляже, могли наслаждаться идиллическим пейзажем. Речь шла о больницах без типично холодной атмосферы стационара, рассчитанных максимально на 120 пациентов и уподобленных курортному отелю. Больница в Вайблингене представляет собой двухэтажный протяженный корпус, в котором располагаются все необходимые помещения. Для того чтобы оба этажа здания были равной глубины, второй этаж с северной стороны вынесен вперед на ширину террасы. Эта выступающая крытая галерея использовалась как фойе. На основе больницы в Вайблинге Дёкер попытался разработать типологию, которая бы подходила и для трех-четырехэтажных зданий. Однако она осталась нереализованной.

Клиника Берлин-Бух. Административное здание
Клиника Берлин-Бух. Административное здание
Клиника Берлин-Бух. Вид с птичьего полета
Клиника Берлин-Бух. Вид с птичьего полета
Клиника Берлин-Бух. Архитектор Людвиг Хоффман. 1899-1906 гг. Главный фасад и план 1-го этажа
Клиника Берлин-Бух. Архитектор Людвиг Хоффман. 1899-1906 гг. Главный фасад и план 1-го этажа

Почти одновременно финский архитектор Алвар Аалто в туберкулезном санатории в Паймио создает новый больничный тип, вошедший в историю архитектуры. В трехчастном здании функциональные зоны для пациентов и персонала отчетливо отделены друг от друга. Медсестры, санитары, врачи, а также сотрудники администрации и технических служб получают автономные жилые и рабочие места. Ядро больничного комплекса — корпус с палатами — Аалто проектирует в виде вытянутого, стройного шестиэтажного блока, переходящего в флигель с террасами. Главная архитектурная тема здесь — ясное структурирование расположенных друг за другом, обращенных к солнцу, воздуху и природе больничных палат. Потолки покрашены в темный цвет, палаты освещаются только непрямым искусственным светом. Элегантная функционалистская эстетика здания и его пространственная концепция стали образцом для многих больничных зданий, созданных после 1945 года. Как и постройки Дёкера, туберкулезный санаторий Аалто повлиял не только на типологию больничных зданий, но и на развитие жилой архитектуры.

 Туберкулезный санаторий в Паймио (Финляндия). Архитектор Алвар Аалто. 1928-1933 гг. Корпус с палатами для больных

Туберкулезный санаторий в Паймио. План типового этажа

 

Туберкулезный санаторий в Паймио. Вид с верхней террасы

Тенденция объединения всех функций больницы под одной крышей пришла из Америки, Скандинавских стран и Швейцарии. Если модернистская архитектура первых послевоенных лет, прежде всего в Западной Германии, была абсолютно проста, легка и обозрима, то к началу 60-х годов ситуация меняется. Актуальным лозунгом становится «новая концентрация». Тенденция максимального уплотнения жилья находит свой отзвук и при строительстве больниц. В университетской клинике Штеглиц в Берлине возводится нечто гигантское, доселе невиданное. Здесь в духе концепции «новой концентрации» в единый комплекс объединяются все медицинские факультеты и клиники. Архитектура следует философии зданий для масс, идее машины для жилья, развитой Ле Корбюзье в «жилой единице» в Марселе (1947).

Результатом становится больничная крепость на 1 450 пациенто-мест. Она делится на трехэтажную цокольную зону, над которой между двумя пятиэтажными больничными флигелями располагаются пятиэтажный же корпус со всеми помещениями для диагностики и лечения.

В клинике Штеглиц была реализована современная «оздоровительная машина», масштаб которой стал примером для множества университетских клиник конца 60-70-х годов. Высокотехнологичные «оздоровительные машины» создавали впечатление, что физически «поврежденный» пациент будет «загружен» в переднюю часть здания, «отремонтирован» в середине и «выгружен» из ее задней части. По образцу университета МакМастер в Гамильтоне (Канада), спроектированного в 1969 году и построенного в 1983 году архитектурным бюро Вебер, Бранд и партнеры, возникли такие монструозные объекты, как университетская клиника в Мюнстере или большая клиника в Аахене. Впрочем, уже с конца 80-х годов тяжеловесные, массивные и дорогостоящие структуры стали обрастать более гибкими и дешевыми дополнениями.

Больница Вайблинген. Архитектор Рихард Дёкер, 1927-1928 гг. Поперечный разрез
Больница Вайблинген. Архитектор Рихард Дёкер, 1927-1928 гг. Поперечный разрез
Больница Вайблинген. Схематический план палаты
Больница Вайблинген. Схематический план палаты
«Клиника для жизни» в Венеции. Архитектор Ле Корбюзье. 1965 год. Разрез по палате
«Клиника для жизни» в Венеции. Архитектор Ле Корбюзье. 1965 год. Разрез по палате

От больницы к оздоровительному комплексу

С 90-х годов утверждается импортированная из США идея улучшения имиджа больницы и создания конкурентоспособных объектов на рынке здравоохранения за счет повышения качества обслуживания и количества предлагаемых парамедицинских услуг. Наряду с поиском архитектурного решения на первый план выступает вопрос «корпоративной идентичности». Новая тенденция носит интернациональный характер и способствует появлению таких организмов, как «целительные госпитали» (healing hospitals). Эта волна — в отличие от распространившихся в 60-х годах официальных сводов норм для больничных зданий — являлась не директивой сверху, но «низовым», внутрипрофессиональным движением и в значительной степени была порождена новым экологическим сознанием по аналогии с процессами, происходившими на рубеже ХIХ-ХХ веков.

Как архитектурная реакция на происходящие изменения в обществе и здравоохранении, связанные с улучшением состояния здоровья и увеличением продолжительности жизни, уже несколько лет обсуждаются так называемые оздоровительные комплексы (health care building), где взаимосвязаны превентивная медицина, диагностика и лечение болезней. Пионерами в этой области стали частные больницы. В США клиники находятся в состоянии конкурентной борьбы за пациентов и потому все чаще уподобляются отелям класса «люкс» или курортным комплексам. Больницы ставят перед собой задачу стать «домом здоровья». Нередко они предлагают пациентам семинары на разные темы — от профилактики заболеваний до правильного питания. Новый имидж частных клиник подразумевает доступный по цене сервис, красивую архитектуру и живописный ландшафт. Примером тому может служить построенный в 2002 году по проекту архитектора Эрла Свенсона Parrish Medical Center в Титусвилле на побережье Флориды — комплекс на 210 коек с эксклюзивным видом на космодром на мысе Канаверал. Непосредственно рядом с фойе находятся зоны фитнеса для пациентов — таким образом, снаружи можно наблюдать картину усиленно работающих над собой с целью выздоровления и возвращения к повседневной жизни людей.

Согласно новой философии, многие медицинские центры ориентируются в большей степени на амбулаторное обслуживание пациентов. Этот вид обслуживания, при котором больные не должны находиться в клинике постоянно, выдвигает задачи совершенно новой пространственной организации объекта. Так, во Flagler Hospital в Сант-Августине (Флорида), построенном в 1989 году американским архитектурным бюро «Никс Манн Перкинс и Вилл», помещения структурированы таким образом, что медицинское оборудование используется как для амбулаторных, так и для стационарных пациентов, что существенно сокращает эксплуатационные расходы.

Специалисты в области здравоохранения высоко оценивают работы калифорнийского бюро «Смит Груп». Его многочисленные проекты демонстрируют удачную попытку придать больницам новый имидж посредством интерьерного дизайна. Это уже не форпосты прогрессивной медицины, своеобразные машины для здоровья, равнодушные к душевному состоянию пациента, а внушающие доверие уютные пространства, созданные в гармонии с природой. Например, комнаты для диагностики в онкологическом центре университета Калифорнии в Сан-Франциско облицованы панелями из ценных пород дерева. Потолок выполнен в виде звездного неба и вместе с работающими томографами создает впечатление нахождения в некоем внеземном пространстве. Гуманизация процедуры медицинского обследования призвана отвлечь пациента от тревожного ожидания скорее всего малоутешительного результата. То же относится и к другим помещениям, которые по уровню дизайна приближаются к пятизвездочному отелю.

Клиника Берлин-Штеглиц. Архитекторы Кёртис & Дэвис совместно с Францем Мокеном. 1959-1969 гг.
Клиника Берлин-Штеглиц. Архитекторы Кёртис & Дэвис совместно с Францем Мокеном. 1959-1969 гг.
Клиника в Аахене. Архитекторы Вольфганг Вебер, Петер Бранд и партнеры. 1969-1983 гг.
Клиника в Аахене. Архитекторы Вольфганг Вебер, Петер Бранд и партнеры. 1969-1983 гг.

Представление о том, что медицинская техника сама по себе не поставит больного на ноги, получило архитектурное выражение и в Европе, в том числе в Германии. Пример тому — построенная Юргеном Шрёдером и Себастианом Майслером клиника Хессингпарк в Аугсбурге (2002). Здание уподоблено отелю. Для находящихся на лечении или реабилитации пациентов здесь предусмотрены комнаты с выходом на террасу на крыше. Больница превращается в место отдыха и тем самым рифмуется с духом времени, выражает настроения так называемого общества свободного времяпрепровождения, которое совсем не желает болеть.

Постепенно и отели принимают на себя новые функции, превращаясь из места для ночлега в оазисы здоровья. Смешение и приближение друг к другу обоих типов зданий в последнее время становится все более очевидным. Ключевое понятие — medical wellness, место расположения — клиника-отель. Изменившиеся представления об отдыхе проявляются также в тенденции к более коротким отпускам с более высокими требованиями в отношении сервиса и возможности получения новых услуг. Новая эра медицинского туризма обещает пациентам, что они во время отпуска смогут сделать что-то полезное для своего тела, как в плане здоровья, так и в плане физической красоты. Кажется, что фантазия не знает границ. Среди предложений встречаются, к примеру, такие как Surgeon and Safari, где медицинские операции объединяются с активным отдыхом на райском курорте. Без боязни ошибиться можно сделать прогноз, что очень скоро в больницах многоместные палаты заменят на комфортабельные гостиничные номера.

 Госпиталь Университета Эмори в Атланте (Джорджия, США). Архитекторы Никс Манн Перкинс и Вилл. 1992-1995. Часовая башня

Калифорнийский университет в Сан-Франциско. Онколонический центр «Маунтин Зайон». Архитекторы Smith Group. 2000 год

Клиника Хессингпарк в Аугсбурге (Германия). Архитекторы Юрген Шрёдер и Себастиан Майслер. 2002 год

Показательный проект новой больницы обнаруживается в Норвегии. Построенный архитекторами из Медплан АС госпиталь Рикс в Осло (1995–2000) пронизан представлением о том, что для хорошего самочувствия пациентов атмосфера, архитектура и окружение лечебницы не менее важны, чем свет и воздух. Своим импозантным входным холлом с разбегающимися отделениями, госпиталь напоминает город с улицами и площадями. Не только комнаты отдыха и балконы, но и крупнейшая в стране общественная немузейная коллекция искусства стимулируют пациентов к тому, чтобы те не замыкались в своих палатах.

Дьяконическая клиника в Штутгарте. Архитекторы Arcass. 2004. Интерьер палаты
Дьяконическая клиника в Штутгарте. Архитекторы Arcass. 2004. Интерьер палаты
Дьяконическая клиника в Штутгарте. Санитарная зона
Дьяконическая клиника в Штутгарте. Санитарная зона
Дьяконическая клиника в Штутгарте. Ванная комната для пациентов
Дьяконическая клиника в Штутгарте. Ванная комната для пациентов
Фрагменты колористических и дизайнерских решений. По часовой стрелке: 1) Больница «Высокая башня» в Байройте. Архитекторы Becher & Partner (1995—2000 гг.). Фрагмент пола. 2) Университетская клиника в Галле-Крёллвиц. Архитекторы Hascher & Jehle (1998—2004 гг.). Цветовое решение фасадов. 3) Госпиталь Рикс в Осло. Архитекторы Medplan AS Arkitekter (1995—2002 гг.). Стеновой орнамент
Фрагменты колористических и дизайнерских решений. По часовой стрелке: 1) Больница «Высокая башня» в Байройте. Архитекторы Becher & Partner (1995—2000 гг.). Фрагмент пола. 2) Университетская клиника в Галле-Крёллвиц. Архитекторы Hascher & Jehle (1998—2004 гг.). Цветовое решение фасадов. 3) Госпиталь Рикс в Осло. Архитекторы Medplan AS Arkitekter (1995—2002 гг.). Стеновой орнамент

Центры здоровья с отелем для пациентов

Вследствие старения населения, сопровождающегося приватизацией различных отраслей системы здравоохранения, весь больничный сектор в Европе вступил в полосу глубоких перемен. Реформа здравоохранения ведет к тому, что коллективное медицинское обслуживание все чаще вытесняется частными клиниками и общение с врачом все больше приобретает семейный характер. Можно предположить, что в будущем привычные больничные корпуса с палатами будут заменены отелями для пациентов. Процесс излечения сможет тогда органично перетечь в реабилитацию или восстановительный отдых. Соответственно меняется и архитектура. Она становится визитной карточкой больниц, в которых различные медицинские практики соединяются в единый организм на основе партнерства частно практикующих врачей.

Примеры оздоровительных центров можно найти уже в античности. В Афинах и Риме существовали частные клиники, так называемые школы врачей, которые частично финансировались государством. В античной Греции эти клиники приравнивались к святилищам — то были места, где знания о поддержании здоровья и исцелении соединялись с религиозным культом. В одной из таких школ Гиппократ работал над опровержением религиозно-мистического учения о болезнях, пытаясь заменить его рационально-естественным и активизировать самовосстанавливающие функции организма с помощью целительных свойств природы. Он работал над профилактикой болезней и руководствовался принципом, что «врач помогает, но природа исцеляет». Сегодня Гиппократово суждение можно было бы дополнить тем, что и архитектура вносит свою лепту в этот процесс.

 

 Госпиталь Рикс в Осло. Общий вид

Госпиталь Рикс в Осло. План типового этажа
читать на тему: