Пять комнат: история одного мини-фестиваля под мостом

Помните фильм «Четыре комнаты», в котором четыре эпизода, происходящие примерно в одно время, сняты разными режиссерами и объединены общим героем? В этой истории в роли режиссеров выступили архитекторы, объединяющего героя «сыграл» мост над рекой Дубна. И получилась не черная комедия, а романтичная зарисовка на тему неизбежности выбора, многослойности мифа и того, что каждому найдется место под солнцем... или хотя бы под мостом.

56°38'41.8"N 37°44'43.9"E

Мост над р. Дубна, автомобильная дорога 46К-8192

Ближайший населенный пункт: д.Нушполы, Талдомский городской округ, Московская область

Организаторы Михаил Иванов и Ольга Кузнецова

Для нас, как для молодых архитекторов, было очень важно построить что-то от себя, что было бы независимым от внешних факторов: темы, заказчиков, финансирования. Когда мы впервые после длительной самоизоляции оказались на природе, случайно наткнулись на место под мостом вблизи некогда большой деревни. Место находится за пределами деревни, среди полей, и представляет собой пусть и не облагороженное, сырое, но общественное пространство: люди приходят ловить рыбу, плавать в реке, лежать на бетонных откосах. Опоры моста выполнены таким образом, что образуют пять почти одинаковых в габаритах ячеек, и это однообразие и нефункциональность натолкнули нас на идею их заполнения. Формальные ячейки отлично подходили для неформального, камерного «фестиваля» в формате быстрой стройки.  До этого у нас был опыт участия в различных строительных воркшопах и мы решили, что это шанс посмотреть на себя в новом качестве одновременно участников и кураторов. Включая нас, получилось 5 команд по 2 человека, которым было предложено сделать инсталляции в выбранной ячейке только с двумя условиями.

1. Реализация должна уложиться в два выходных дня (подготовка и постройка в субботу, транспортировка на место и монтаж — в воскресенье). 

2. Конструкции опор моста не будут затронуты.

Несколько недель все обдумывали идеи, которые обсуждали на онлайн-встречах. Далее были произведены подготовительные работы — и за 1,5 дня вместе с установкой, как и планировалось, все было построено.

Комната 1. «Удача, случай, выбор»

Сергей Аксёнов и Анна Ставицкая

Общий вид «Пяти комнат» ритмом проемов и архаичной простотой ордера напомнил нам древнеегипетский храм Хатшепсут. Играя с этими мотивами, мы решили сделать в правом проеме сортеры — детскую игру, в которой нужно подбирать объемные фигуры, подходящие к соответствующим им по форме отверстиям. Сортеры — аллюзия на египетские картуши — символизируют необходимость выбора.

Вместе с сортерами пришла идея обсудить тему удачи, случая и выбора. Для этого мы добавили объемную фигуру — красную треугольную призму. Она подходит сразу для нескольких отверстий и как бы говорит нам: до того, как он сделан, выбор может быть любым.

Геометрия и пропорции левой узкой ниши навели на мысль о большой плоской фигуре, подобной изображениям на египетских барельефах, — например, Бога Солнца в лодке. Из-за близости к реке лодка Бога Солнца преобразовалась в Золотую рыбку, которая как будто не смогла проплыть в соответствующее ей по форме отверстие сортеров. Идея использовать фигуру рыбы, кажется, не могла не прозвучать в контексте лодок, реки и рыбаков.

Пять комнат. Процесс
Пять комнат. Процесс
Пять комнат. Процесс
Пять комнат. Процесс
Пять комнат. Процесс
Пять комнат. Процесс
Пять комнат. Процесс
Пять комнат. Процесс
Пять комнат. Процесс
Пять комнат. Процесс

Результат нашего игрового и ассоциативного поиска форм — небольшое высказывание о том, что мир полон хаоса и почти ничто не вписывается в существующий шаблон. Выбор того или иного варианта сложен и почти неизбежен и часто обусловлен удачей или случаем. Большая удача случается, но чаще — мелкие счастливые случаи, которые мы каждый день вылавливаем из реки.

Наш объект не имеет какой-то определенной функции или сценария использования. Однако в совокупности с другими объектами повторяющаяся форма рыбы начинает работать как знак. В попытке обозначить и зафиксировать идентичность места, мы старались создать ассоциацию с ним у рыбаков и местных жителей, промаркировать мост запоминающимися образами.

Комната 2. «Место под солнцем»

Михаил Иванов и Ольга Кузнецова

Рассуждения о проекте нашей ячейки для нас были неразрывно связаны с формулировкой главной идеи всего мероприятия. «Места под солнцем хватит всем», — транслируем мы своим мини-фестивалем и дополнительно иллюстрируем своим объектом.

Мы разместили «солнце» наподобие того, как это делается в детских рисунках, где оно обязательно появляется где-то на краю листа, иногда выходя за его пределы. Под аппликацией желтого солнца обозначили «место», которое представляет собой горизонтальную платформу с большим количеством опор. Пять из них прорываются на верхний уровень и образуют стул. Многослойная форма «места» становится моделью процесса развития, демонстрирующим, что то, где мы оказываемся в определенный момент времени, формируется под влиянием контекста. Сегодня, в закатный час фанерное солнце отражает свет настоящего солнца, направляя его лучи в пространство под мостом, а весной — в сезон таяния снегов нижняя платформа инсталляции скроется под водой, оставив лишь стул, торчащий над гладью реки, и солнце — пусть и ненастоящее, но не гаснущее.

Комната 1. «Удача, случай, выбор»
Комната 1. «Удача, случай, выбор»
Комната 1. «Удача, случай, выбор»
Комната 1. «Удача, случай, выбор»
Комната 2. «Место под солнцем»
Комната 2. «Место под солнцем»

Комната 3. «Шкатулка»

Валя Грачева и Тима Илларионов

Нашей команде досталась ячейка посередине, узкая и стройная. Нам сразу же захотелось заполнить ее во всю высоту. Довольно быстро в голову пришел образ распашных дверей, вопрос был лишь в том, что будет за ними. Мы решили создать интерьерное пространство между пилонами, в котором бы прятался какой-либо предмет искусства. Двери таким образом приобрели смысл своеобразной крышки музыкальной шкатулки, внутри которой прячется звук и танцующие фигурки. Нам хотелось завлечь зрителя, заставить заглянуть внутрь. Интерьер мы наполнили маленьким кукольным театром, главные действующие лица которого  — это мы сами, 10 молодых амбициозных художников (в широком смысле этого слова), каждый с собственными мечтами и планами сделать что-то красивое и свое. А музыкальным сопровождением для нашей «шкатулки» служит ветер, играющий в шуршащем золотистом полотне.

Комната 3. «Шкатулка»
Комната 3. «Шкатулка»
Комната 3. «Шкатулка»
Комната 3. «Шкатулка»
Комната 3. «Шкатулка»
Комната 3. «Шкатулка»
Комната 4. «Амфитеатр»
Комната 4. «Амфитеатр»

Комната 4. «Амфитеатр»

Варвара Ламбрихт и Артем Ламбрихт

В первую очередь мы думали о том, что хотим подобрать нужную функцию, которая смогла бы притянуть новых людей к уже существующему, но пока не развитому общественному пространству. Самый простой, очевидный и реальный вариант ­­— место, где можно посидеть. Для этой функции важно было найти подходящую и интересную форму.

Все ячейки моста изначально не идеальны и имеют разный размер. Нас сразу привлекли их вертикальные пропорции, которые нам захотелось подчеркнуть, поэтому первоначальной идеей было создать модульную мебель, которую можно было бы разместить в проеме наподобие башни. Однако нам так же важно было установить плотную взаимосвязь объекта с местом, поэтому мы решили рассматривать нашу ячейку в контексте всего окружения, не ограничиваясь только пространством между опорами моста. В итоге мы решили освоить бетонный откос в основании моста как часть существующего ландшафта и использовать его уклон для организации ступеней амфитеатра.

Главным прототипом для нас стали древнегреческие амфитеатры. Как правило они плотно взаимодействуют с рельефом, организуя зрительские места и пространство сцены на существующем склоне. Поскольку с двух сторон мы были ограничены территориями других команд, мы не стали полностью занимать откос и строить большой амфитеатр. Вместо этого мы оставили лишь его фрагмент, ограниченный шириной нашей ячейки. Фронтальная проекция амфитеатра, таким образом, стала красной полосой, заполняющей почти весь проем.

Так один из архетипов архитектурного пространства мы адаптировали для конкретного места. Амфитеатр стал попыткой выявить его характер и артикулировать наше понимание взаимосвязи формы, функции и контекста.

Комната 5. «Раздевалка»
Комната 5. «Раздевалка»
Комната 5. «Раздевалка»
Комната 5. «Раздевалка»
Общий вид на мост после фестиваля
Общий вид на мост после фестиваля
Общий вид на мост после фестиваля
Общий вид на мост после фестиваля
Общий вид на мост после фестиваля
Общий вид на мост после фестиваля

Комната 5. «Раздевалка»

Лёня Баталов и Лёша Снетков

Нас давно преследует обсессия додумывать все, что нас окружает. Самые обычные закоулки и переходы полны потенциала и при бережном расставлении акцентов могут стать чем угодно. Особое удовольствие доставляют моменты, когда дело заходит дальше рисунков и разговоров в конце недели о том, какую красивую стену мы увидели в точке N.

Типовые архитектурные объекты, вроде нашего моста, особенно интересны. Они могут показаться скучными и заурядными. Однако их потенциал заключается во множестве удивительных историй, происходящих каждый день и не заметных на первый взгляд.

Подобные нашему мосту типовые объекты могут существовать в самых разных ситуациях, адаптируясь к ним по-разному. В этой истории мост — маленький агент цивилизации, брошенный в бескрайних подмосковных полях и ставший точкой притяжения для местных рыбаков.

Процесс проектирования был очень свободным, лишенным структурности и метода. Мы отказались от чертежей, ограничившись только первоначальным эскизом идеи. Доступными нам способами мы искали форму образа, увиденного нами в этом месте. В итоге у нас получилась маленькая комнатка, где стоит странненький шкафчик и скамейка, отгороженные от внешнего мира легкой тюлевой занавеской. Описывая образ конечной точки поиска формы, хочется воспользоваться местным, но адаптированным нами мифом про дядю Борю.

***

«Дядя Боря, рыбача на берегу реки, часто думал о заветном острове Коста-Рика. Снимая свои черные туфли, отставляя банку пива, он заходил в воду, гадая, куда могла бы вынести его река. Бубня под нос, он входил в глубокую медитацию.

Сегодня Дядю Борю давно никто не видел. А его кореша уже и не помнят, когда точно появилась раздевалка. Кореша говорят, что последние недели, когда они его видели, Дядя Боря все повторял, да повторял: “Фри ёр майнд, энд ёр эсс вилл фолоу"».

Заключение

Летом 2020 года все эти объекты поселились под мостом. Мост по своей типологии является проводником, обеспечивающим связь между точками А и Б. Небольшие архитектурные инсталляции могут стать такими же проводниками, устанавливающими диалог между местом и его обитателями. Благоустройство-infill в размере XS становится иллюстрацией происходящей под мостом жизни. Так наш проект-симбионт, состоящий из пяти комнат, образовавшихся в пространстве между опорами моста, встроился в повседневное течение жизни места. А теперь вся наша большая команда ждет разлива реки в марте, которая создаст здесь маленькую Венецию.

читать на тему: