Воссозданная лепнина на потолке в квартире на Пречистенке, дизайн-студия Анны Зиньковской. Фото Виктор Чернышов

Реконструируя традицию: воссоздание лепного декора на примере памятника архитектуры XVIII–XIX веков

Флигель городской усадьбы Бибиковых – Д. В. Давыдова в историческом центре Москвы в 1930-х годах неоднократно достраивался и перестраивался. Чтобы восстановить оригинальные фрагменты интерьера на той небольшой площади, что попала в распоряжение дизайнера Анны Зиньковской, была проделана колоссальная работа по анализу данных, а сами элементы воспроизвели в лучших традициях знаменитой ленинградской школы «Реставратор». Рассказывает автор.

текст: Анна Зиньковская

Контекст: от классицизма до конструктивизма

Квартира, которую нам предстояло переделать, находилась во флигеле усадьбы дворян Бибиковых — Д. В. Давыдова на Пречистенке, 17/10, относящейся к архитектурным и историческим памятникам Москвы. Надо сказать, что Пречистенка — одна из представительных улиц исторического центра, на которой почти полностью сохранились не только городские усадебные строения и знаменитые доходные дома, но и неуловимый дух того времени.

Главный дом усадьбы с включенными в него палатами XVII века был построен в 1770-х годах в стиле раннего классицизма. В это же время появились два одноэтажных флигеля, обрамляющие парадный двор. В 1812 году дом пострадал при пожаре, но вскоре был восстановлен. А в 1869–1874 годах архитектор А. Л. Обер реконструировал усадьбу, заменив деревянные строения на каменные. Ансамбль приобрел черты присущей тому времени эклектики.

При этом правое крыло усадьбы практически не изменилось, а левое, в котором расположена квартира, варварски перестроили. В 1930-х годах к красивому двухэтажному зданию с лепниной надстроили третий этаж, а декор полностью уничтожили. Сейчас фасад выглядит противоречиво: видно, что это дореволюционное строение, но при этом почему-то с конструктивистскими балконами.

После череды ремонтов а интерьере квартиры площадью 210 м2, к сожалению, тоже не осталось ничего аутентичного. Когда мы приступили к проектированию интерьеров, перед нами встал вопрос — а сохранилась ли какая-то информация о том, какими они здесь были? После довольно кропотливых поисков и нескольких запросов в архивы стало понятно, что данных почти никаких не осталось. Так как было важно не потерять исторический контекст и воссоздать классическое прошлое интерьеров — особенно учитывая тот факт, что дом относится к памятникам архитектуры, — мы начали по крупицам собирать информацию, чтобы произвести реконструкцию архитектурного декора.

Усадьба Бибиковых-Давыдова, главный дом
Усадьба Бибиковых-Давыдова, главный дом
Усадьба Бибиковых-Давыдова, правый флигель, 1986-1987 гг.
Усадьба Бибиковых-Давыдова, правый флигель, 1986-1987 гг.
Усадьба Бибиковых-Давыдова, правый флигель в наше время
Усадьба Бибиковых-Давыдова, правый флигель в наше время
Усадьба Бибиковых-Давыдова, левый флигель 193-1914 гг.
Усадьба Бибиковых-Давыдова, левый флигель 193-1914 гг.
Усадьба Бибиковых-Давыдова, левый флигель после перестройки, 1931-1932 гг.
Усадьба Бибиковых-Давыдова, левый флигель после перестройки, 1931-1932 гг.

Метод анализа: от деталей к системе

Воссоздание лепных элементов в наших проектах — структурированный процесс, происходящий по определенной методике. Она заключается в сборе данных по различным элементам фасадного и внутреннего декора по группам, последующем нанесении этих данных на карту и их последующую каталогизацию (может применяться в любой географической местности с исторической застройкой). В этом конкретном случае нас интересовало декоративное убранство домов конца XIX — начала XX века, находящихся на улице Пречистенка и в прилегающих переулках.

Чтобы воссоздать утраченный облик интерьеров, мы с коллегами подобрали несколько архитектурных ансамблей, расположенных на улице Пречистенка и в прилегающих переулках, с сохранившимся декором конца XIX — начала XX века. Затем собрали по архивам и исследовательским книгам исторические описания, рисунки, эскизы, обмерные чертежи, образцы и фотографии декора сохранившихся зданий данного периода. 

Например, в конце XIX — начале XX века как на фасадах, так и в интерьерах усадебных домов Москвы были особенно популярны изящные французские орнаменты, а в русские интерьеры пришел историзм и эклектика. В парадной соседнего дома на Пречистенке, 10 (усадьба генерала Орлова) обнаружился лепной декор, характерный для того времени. Выяснилось, что во второй половине XIX века фасад здания конца XVIII — начала XIX века был декорирован как раз в духе классицизированной эклектики, о чем свидетельствуют наличники, обрамление дверей, балкон второго этажа, капители пилястр коринфского ордера и ажурная решетка над карнизом кровли. Пышной лепниной и кессонами был украшен и парадный подъезд. 

Интерьеры парадной дома на Пречистенке, 10
Интерьеры парадной дома на Пречистенке, 10
Интерьеры бывшей усадьбы Коншиных
Интерьеры бывшей усадьбы Коншиных
Фрагменты лепного декора в жилом доме А.И. Матвеевой
Фрагменты лепного декора в жилом доме А.И. Матвеевой

На Пречистенке, 16/2, в бывшей усадьбе Коншиных, сохранились неоклассические интерьеры после перестройки в начале XX века: в 1901–1910 годах архитектор Анатолий Гунст добавил объем зимнего сада в виде полуротонды, перед усадьбой возникла каменная ограда и парадные ворота со львами, а во внутреннем убранстве — богатый декор.

Жилой дом А. И. Матвеевой на Пречистенке, 14 был построен в 1875–1880 годах в стиле эклектики. Главный вход, расположенный не по центру, а слева, оформлен в виде миниатюрного двухколонного портика. В доме хорошо сохранились интерьеры, особенно роскошна парадная анфилада с богатой лепниной и декором, напоминающим традиции рококо. 

Все эти данные были занесены в электронный каталог, разделенный на несколько разделов: местонахождение памятника, время постройки, стиль, фасадный декор, внутренний декор, который в свою очередь делился на лепнину, паркет и т.д. Благодаря такой системной работе, в дальнейшем при проектировании интерьеров в домах, принадлежащих определенному периоду и архитектурному стилю, мы обращаемся к уже собранной библиотеке декоративных элементов.

Эскизы лепного декора
Эскизы лепного декора
Процесс изготовления и монтажа лепнины
Процесс изготовления и монтажа лепнины

Метод восстановления: от традиций к инновациям

В середине прошлого века в Ленинграде появилась целая плеяда реставраторов, работавших в том числе в знаменитом ленинградском проектно-строительном объединении «Реставратор», созданном в 1974 году. В нем занимались комплексными научно-исследовательскими, проектными и ремонтно-реставрационными работами по восстановлению и воссозданию особняков и дворцов XVIII–XIX веков Петербурга и его пригородов. В объединении очень чтились традиционные методики и техники классической реставрации и неуклонно поддерживался высочайший уровень профессионализма. Интерьеры Петергофа, Павловска, Пушкино воссозданы и восстановлены практически из руин по сохранившимся фотографиям, фрагментам и чертежам мастерами «Реставратора». Развивается комплексный научный подход, и вместе с традиционным историко-искусствоведческим изучением памятников начинают использоваться физико-химические и биологические обследования, появляются новые реставрационные материалы и технологии.

К сожалению, в 1995 году объединение было расформировано, а многие технологии утрачены. На сегодняшний день осталась всего одна мастерская в Петербурге, которая восстанавливала знаменитую «Янтарную комнату» в Кремле. Остальные мастерские, увы, работают зачастую не соблюдая технологий, и нередко получается исторически неточный новодел. 

Поэтому мы очень долго искали мастеров по лепнине, которые могли бы справиться с задачей именно реконструкции лепного декора. Все работы, которые мы видели, вызывали ощущение, что пропорции нарушены и как будто утрачены ремесленные традиции ручной работы. 

Однако когда произошло знакомство с мастерской Ярослава Шведа «Талеон», стало понятно, что в его студии работают настоящие мастера старой классической школы, начиная от скульпторов и заканчивая специалистами монтажа и отмазки. Все они — выходцы из того самого ленинградского проектно-строительного объединения «Реставратор», обладают знанием периодов и стилей и работают по классическим архитектурным канонам. Они соблюдают правила построения лепной модели для отливки и владеют технологиями, которым применялись еще 100 лет назад. Как говорит Ярослав, незнание законов и канонов убивает лепку. Естественно, абсолютно все детали отливаются только из гипса — живого, дышащего материала, которым пользовались испокон веков. И именно с мастерской Ярослава наша команда разработала авторский архитектурный лепной декор для потолка гостиной и парадного дверного портала квартиры на Пречистенке.

Фрагменты готового потолка. Фото Виктор Чернышов
Фрагменты готового потолка. Фото Виктор Чернышов
Готовый интерьер. Фото Сергей Ананьев
Готовый интерьер. Фото Сергей Ананьев

Работа была долгой и кропотливой. Главная сложность заключалась в том, чтобы найти правильные пропорции декоративного овала, который формирует основу потолка, а также сбалансировать все элементы, учитывая перепады высот и встроенную мебель. Важно было спроектировать гармоничную тектонику потолка, с красивым сценарием игры светотени. Было сделано множество эскизов и чертежей с точными просчетами всех деталей.

К примеру, для падужного карниза мы нашли подходящий по стилю исторический аналог на одной старинной французской гравюре XIX века. Это был декор с «ложечками» — углублениями с акантовыми листьями по углам в качестве завершений. Картуши мастера реконструировали по старинным фотографиям.

Большой овал на потолке лепили по внутреннему радиусу. К нему примыкают декоративные осевые картуши с лавровыми листочками и веточками, которые перевязывают этот овал. Листочки решили сделать объемными, свисающими с потолка, что добавило всей композиции изящества. 

Все детали сначала лепили в мастерской из пластилина, потом формовали и готовили черновой отливок. Это модель, которая обрабатывается вручную модельщиком с помощью специальных инструментов. Когда все цировки и линии доведены до идеальной формы и вычищены, все детали еще раз формуют и запускают в производство. Как точно замечает Ярослав, «архитектура — это застывшая музыка; ни одной детали, ноты, пропускать нельзя, ведь малейшая фальшь и недоработка всегда видны».

Таким образом, наша студия применила современный технологичный подход к методике реставрационного процесса, направленного на глубокое и всестороннее изучение памятника, а также сохранила присущие только данному объекту уникальные особенности, продолжив традиции ленинградской школы реставрации.

читать на тему: