Вынести на фасад: как архитектура и искусство формируют имидж компании

Крупные компании любят говорить о своих корпоративных ценностях. Они используют для этого рекламные обращения и слоганы, подчеркивают командный дух и общие успехи, но мало в России рассказал о них так громко, так ярко, а главное так интеллигентно – с помощью искусства, как это сделала компания ДКС совместно художницей Мариной Звягинцевой и архитекторами бюро Nefa architects.

Компания ДКС – один из крупнейших производителей электротехнического оборудования в России с более чем 20-летней историей. На сегодняшний день это один из крупнейших производителей кабеленесущих систем, решений для автоматизации, IT и распределения электроэнергии. Компания растет и зарабатывает, постоянно реинвестируя в производство, благодаря чему в Твери вырос современный технопарк, где в футуристичного вида цехах наравне с людьми работают роботы и другие умные машины. Здесь же компания открыла здание Академии ДКС – современный приветливый корпус для обучения клиентов и сотрудников компании – как технического, так и коммерческого. Кроме того, здание Академии стало своего рода музеем ДКС – ее руководителям хотелось наглядно продемонстрировать, какой большой путь компания уже прошла и какой внушительный ассортимент продукции она выпускает.

Архитекторов студии Nefa architects пригласили оформить пространство музея в Академии ДКС на стадии начала строительства здания: затейливый многогранный объем был к этому не только нарисован, но и согласован с городом. Вносить существенные изменения уже было нельзя, тем не менее Дмитрий Овчаров убедил заказчика, что нужно максимально переработать фасады, сместив и акцентировав вход с помощью современного минималистичного портала, а сами стены сделать максимально прозрачными. Благодаря чему архитектурный образ полностью изменился.

Обновленный фасад и входной портал, Nefa architects. Фото: Илья Иванов
Обновленный фасад и входной портал, Nefa architects. Фото: Илья Иванов
Обновленный фасад и входной портал, Nefa architects. Фото: Илья Иванов
Обновленный фасад и входной портал, Nefa architects. Фото: Илья Иванов
Фото: Илья Иванов
Фото: Илья Иванов
Интерьеры, Nefa architects. Фото: Илья Иванов
Интерьеры, Nefa architects. Фото: Илья Иванов

В центре белоснежного двусветного холла, ставшего выставочным пространством, поместили экструдер – первый аппарат с помощью которого было налажено производство гофры, и с которого началась история ДКС. Красный экспонат в белом пространстве совпал по цветам с корпоративной гаммой компании, что подсказало активное использование этого сочетания и дальше: вслед за дизайном лобби Nefa architects поручили все остальные интерьеры Академии.

Бело-красный и сложная геометрия самого объема здания породили интерьеры с острыми линиями и смелым использование цвета, явно отсылающие к эстетике русского авангарда. И в этой перекличке есть свое обаяние: ДКС очень гордятся организацией производства, теми возможностями, что работа дает сотрудникам, их успехами в спорте, и в этом есть что-то от идеализма советской поры, когда люди верили, что с помощью уважения к труду можно перевернуть мир.

Интерьеры, Nefa architects. Фото: Илья Иванов. Кафетерий до монтажа инсталляции.
Интерьеры, Nefa architects. Фото: Илья Иванов. Кафетерий до монтажа инсталляции.
Кафетерий с инсталляцией «Лестница вверх» Марины Звягинцевой. Фото: Георгий Безбородов
Кафетерий с инсталляцией «Лестница вверх» Марины Звягинцевой. Фото: Георгий Безбородов
Фото: Илья Иванов. Переговорная до монтажа инсталляции.
Фото: Илья Иванов. Переговорная до монтажа инсталляции.
Переговорная с инсталляцией «Лестница вверх» Марины Звягинцевой. Фото: Георгий Безбородов
Переговорная с инсталляцией «Лестница вверх» Марины Звягинцевой. Фото: Георгий Безбородов

По сути почти все здание – выставочное пространство, конференц-зал для общих собраний сотрудников компании, учебные классы и офисные помещения с переговорными комнатами – стало своего рода экспозицией, рассказывающей о продукции компании. Иногда напрямую, а иногда иносказательно: в частности, подстолья барных стоек в эффектном ярком пространстве кафетерия сделаны из продукции ДКС, активно демонстрируя невидимые как правило системы крепежей для электрооборудования.

Одновременно с обращением к архитекторам компания пригласила художницу Марину Звягинцеву, с тем, чтобы она дополнила строящийся объем инсталляцией. Марина много раз делала арт-объекты из всевозможных труб и здесь ей предложили придумать что-то из продукции, генеральный директор ДКС Дмитрий Колпашников хотел «показать красоту деталей, производимых компанией».

Интерьеры, Nefa architects. фото: Илья Иванов.
Интерьеры, Nefa architects. фото: Илья Иванов.
Интерьеры, Nefa architects. фото: Илья Иванов.
Интерьеры, Nefa architects. фото: Илья Иванов.
Интерьеры, Nefa architects. фото: Илья Иванов.
Интерьеры, Nefa architects. фото: Илья Иванов.

Изучив ассортимент, Марина придумала образ кроссворда, сложенного из металлических лестничных лотков. Только что должно быть в кроссворде, какие слова? Ими стали ценности компании, но не придуманные руководством или художницей, а отобранные самими сотрудниками Технопарка, которым разослали анкеты предложив назвать 3 ключевых слова. В результате получилось 12 слов, вошедших в инсталляцию: лидер, чемпион, команда, креативность, решимость, вершина, совершенство, честь, безупречность, честность, надежность, стабильность. Они и переплелись во внушительной интялляции высотой в 3 этажа. Могло бы выглядеть пафосно, но сама игровая форма кроссворда заметно убавила градус патетики. Да и наличие пустых клеток в кроссворде позволяет додумывать слова, становясь частью процесса.

Работа объединила две истории. Первая ― о красоте деталей завода ДКС: лестничные лотки используют для прокладки кабельных трасс на производственных предприятиях. Несмотря на то, что они скрыты от глаз людей, производителю важна эстетичность продукции. Вторая ― о пересечении слов и смыслов.

«Мне кажется, ДКС хотели как можно масштабнее показать важные для себя вещи, поэтому пригласили на этот проект не дизайнера, а именно художника. Сначала мне предложили сделать проект про красоту деталей, которые производит компания. Но я, как представитель направлений site-specific art и паблик-арт, работаю с тем пространством и людьми, рядом с которыми нахожусь. Поэтому у нас получилась не просто конструкция из деталей, сделанных на заводе, а история про этих людей и про этот завод. Инсталляция рассказывает им о них самих», ― говорит Марина Звягинцева.

Инсталляция «Лестница вверх» Марины Звягинцевой. Фото: Георгий Безбородов
Инсталляция «Лестница вверх» Марины Звягинцевой. Фото: Георгий Безбородов
Инсталляция «Лестница вверх» Марины Звягинцевой. Фото: Георгий Безбородов
Инсталляция «Лестница вверх» Марины Звягинцевой. Фото: Георгий Безбородов
Инсталляция «Лестница вверх» Марины Звягинцевой. Фото: Георгий Безбородов
Инсталляция «Лестница вверх» Марины Звягинцевой. Фото: Георгий Безбородов
Инсталляция «Лестница вверх» Марины Звягинцевой. Фото: Георгий Безбородов
Инсталляция «Лестница вверх» Марины Звягинцевой. Фото: Георгий Безбородов
Инсталляция «Лестница вверх» Марины Звягинцевой. Фото: Георгий Безбородов
Инсталляция «Лестница вверх» Марины Звягинцевой. Фото: Георгий Безбородов
Инсталляция «Лестница вверх» Марины Звягинцевой. Фото: Георгий Безбородов
Инсталляция «Лестница вверх» Марины Звягинцевой. Фото: Георгий Безбородов

Работа, читающаяся как изнутри со всех трех этажей, так и снаружи как единый кроссворд, получила название «Лестница вверх»: это, конечно, про путь компании и про самосознание ее сотрудников, но кроме того, сама сетка кроссворда, скрученная из металлических лестничных лотков, похожа на лестницу, так что и в названии градус пафоса сбивается игрой.

Когда Марина Звягинцева придумывала проект, интерьера как такового еще не было. Когда Nefa architects создавали интерьер и меняли фасад, они практически ничего не знали про инсталляцию. Тем не менее, несмотря на эту «игру вслепую», две части слились в замечательно цельный образ, благодаря тому что рассказывают в общем-то об одном и том же. Ведь дело не только в едином дизайн-коде, заданном корпоративными цветами компании и формами ее продукции. А скорее в подходе руководства к трансляции образа компании: есть в нем и уверенность в успехе, и какая-то обаятельная романтика, образ успешного русского бизнеса с европейскими корнями, которые художники «считали» и передали довольно близко друг другу.

читать на тему: