Мануфактуры Bosco. Вид на административно-бытовой корпус с юго-востока

Четвертый сон Михаила Эрнестовича, или Дворец труда в калужском поле

По проекту Степана Липгарта в Калуге построили образцово-показательный производственный комплекс «Мануфактуры Bosco». Архитектурный обозреватель Екатерина Шалина побывала на открытии и выяснила, при чем тут Чернышевский, о чем грезил Куснирович и что стало результатом во многом феноменального союза архитектора и заказчика.

расположение:

Калужская область, Калуга

фото:
Илья Иванов, предоставлены редакцией

проектирование:

2017–2019

реализация:
2018–2019

общая площадь:

16 000 м2

авторы проекта:
Liphart architects

Степан Липгарт (архитектура), Оксана Андрианова (интерьеры); Drees&Sommer (стадия «П»)

Гостей, приглашенных на торжественное открытие «Мануфактур Bosco», в Калугу за три часа доставил специальный поезд-экспресс — шесть комфортабельных двухэтажных вагонов, плотно «укомплектованных» представителями московского бомонда и СМИ. Еще на перроне Киевского вокзала под бравурный аккомпанемент джазового оркестра Игоря Бутмана участников вояжа экипировали фирменными белыми курточками с изображением нового здания фабрики и томом Николая Чернышевского «Что делать?» с настоятельной рекомендацией прочесть вынесенный в отдельную брошюру «Четвертый сон Веры Павловны». Вере Павловне в этом сне привиделось дивное здание из чугуна и стекла, c белыми колоннами, труд в котором — не бремя, а сплошное удовольствие. И, навеянный Чернышевским, в голове Михаила Куснировича — председателя совета директоров группы компаний Bosco di Ciliegi, бизнесмена, известного масштабными творческими инициативами, — вызрел образ прекрасного Дворца труда. Воплотить свою мечту об идеальной фабрике в архитектуре он — на первый взгляд, неожиданно — доверил Степану Липгарту, молодому профессионалу, который до того индустриальными зданиями не занимался.

Проект благоустройства и реконструкции территории парка. Нескучный сад. Эстрада. 2011-2012 © Liphart Architects

Однако опыт совместной работы у них уже был. В 2012 году Куснирович задумал привести в порядок «Нескучный сад» и заказал проекты новых павильонов «Детям Иофана» (творческая группа Степана Липгарта и Бориса Кондакова, переосмыслявшая язык советской классики). Рекомендация исходила от Григория Ревзина, приметившего юных неоклассиков еще на их выставке в МУАРе в 2008-м. Ситуация в «Нескучном» изменилась, и павильоны не были реализованы, но в 2017 году предприниматель, затеявший строительство «Мануфактур», вновь пригласил к сотрудничеству Липгарта, к тому времени уже главу Liphart Architects, перешедшего от бумажной архитектуры и арт-объектов к реальным проектам крупных жилых комплексов в Санкт-Петербурге.

Постеры с создателями фабрики в качестве моделей в интерьере
Постеры с создателями фабрики в качестве моделей в интерьере
Мануфактуры Bosco. Вид на административно-бытовой корпус с востока
Мануфактуры Bosco. Вид на административно-бытовой корпус с востока
Мануфактуры Bosco. Вид на административно-бытовой корпус с севера
Мануфактуры Bosco. Вид на административно-бытовой корпус с севера
Рекламные постеры новой коллекции Bosco с участием Степана Липгарта © BOSCO.RU
Рекламные постеры новой коллекции Bosco с участием Степана Липгарта © BOSCO.RU

Фабрику возвели за год с небольшим, и последние четыре месяца архитектор, можно сказать, жил на стройке: заказчик хотел, чтобы он лично присутствовал на завершающей стадии. Степан ждал нас в Калуге и в день открытия, но в поле зрения пассажиров экспресса появился раньше: на мониторах в вагонах крутился ролик, рекламирующий новую линию спортивной одежды Bosco, посвященной космосу. Степан вместе с другими создателями «Мануфактур» выступил в нем в роли модели. Как потом выяснилось, рекламная кампания роликом не ограничилась — постеры с портретом архитектора в космическом костюме встречаются и на страницах глянцевых журналов, и на биллбордах в Калуге и Москве. А главное — украсили интерьеры самих «Мануфактур». И это явление — выставление автора проекта на рекламную витрину, в данном случае совсем буквальное — тоже весьма необычно и свидетельствует об определенно нетрадиционном формате взаимоотношений между архитектором и заказчиком, о непривычном симбиозе с синергетическим, как показала практика, эффектом. Впрочем, тот факт, что на открытие швейной фабрики в воскресенье дружно рванули известные спортсмены, актеры, режиссеры, музыканты и прочие деятели культуры, сам по себе говорил о том, что Михаил Куснирович умеет выстраивать особые отношения с самыми разными людьми. 

В Калуге гостям показали Государственный музей истории космонавтики имени К. Э. Циолковского – ролик про космическую коллекцию снимался как раз на его территории. Во время обзорной экскурсии городской голова Дмитрий Разумовский рассказал, что «Мануфактуры Bosco» неслучайно возникли именно на калужской земле. Здесь уже несколько лет активно развиваются производственные кластеры и создаются благоприятные условия для строительства предприятий. В одном из таких кластеров — в индустриальном парке «Калуга-Юг» неподалеку от заводов «Вольво» — расположилась и новая швейная фабрика.

Мануфактуры Bosco. Общий вид на фабрику и главную площадь с фонтанами с юго-востока
Мануфактуры Bosco. Общий вид на фабрику и главную площадь с фонтанами с юго-востока
Мануфактуры Bosco. Виды на фабрику и черешневый лес
Мануфактуры Bosco. Виды на фабрику и черешневый лес
Фонтаны на главной площади перед фабрикой
Фонтаны на главной площади перед фабрикой
Остановка общественного транспорта вдоль шоссе — ее тоже спроективали Liphart Architects
Остановка общественного транспорта вдоль шоссе — ее тоже спроективали Liphart Architects
Пергола-колоннада на площади перед входом
Пергола-колоннада на площади перед входом
Перед входом на фабрику — детская площадка
Перед входом на фабрику — детская площадка
Черешневые деревья высажены по всей территории. Пока лес не вырос, его акцентируют гигантские ягоды черешни
Черешневые деревья высажены по всей территории. Пока лес не вырос, его акцентируют гигантские ягоды черешни
Вид на производственный корпус
Вид на производственный корпус
Такой вид открывается из окна антресоли производственного цеха. В перспективе через галерею она соединит первую очередь фабрики со второй
Такой вид открывается из окна антресоли производственного цеха. В перспективе через галерею она соединит первую очередь фабрики со второй

Территория между объектами открытая и пока не обустроенная. Поэтому в инфраструктуру «Мануфактур», в том числе с учетом такого окружения, были включены элементы гуманизации техногенной среды: фонтан, детская площадка и черешневый сад, высаженный, по доброй традиции Bosco di Ciliegi, селебритис, прибывшими на открытие. А здание фабрики, выстроенное, конечно, не из чугуна, а из монолитного железобетона и металлокаркаса с облицовкой, соответственно, фиброцементными плитами и сэндвич-панелями, оказалось, тем не менее, светлым и легким, с обширным остеклением и с белой колоннадой-пропилеями, отмечающей вход на территорию. Из динамиков, установленных на колоннах, с утра до вечера звучат советские песни «космической» эпохи. 

Серия «У реактора», 2014 © Liphart Architects

Проект виллы Acropolis Litorinum, 2015 © Liphart Architects

Тут надо сказать, что не один Михаил Эрнестович грезил об идеальном фабричном сооружении — у Степана Липгарта — еще до того, как он приступил к проектированию, — тоже был свой образ, основанный на изучении образцов ленинградского экспрессивного функционализма 1920-30-х годов: работ Эриха Мендельсона, Ноя Троцкого, Евгения Катонина. Они видели в промышленных зданиях не утилитарные футляры для производственных процессов, а устремленные в будущее «корабли производства».

Мануфактуры Bosco. Первоначальный вариант. Вид на административно-бытовой корпус с юго-востока © Liphart Architects

Первоначальный вариант. Вид на административно-бытовой корпус с юго-востока © Liphart Architects

Мануфактуры Bosco. Первоначальный вариант. Общий вид с северо-запада © Liphart Architects

Поэтому первые варианты калужской фабрики, по словам архитектора, напоминали «нечто среднее между цементным заводом и аэропортом»: он изобразил здание динамичного силуэта, буравящее небо колючими, ломаными линиями кровли. На что заказчик, настроенный на формы менее эмоциональные и более функциональные и ностальгирующий по эстетике 1950-70-х годов, предложил Степану переосмыслить в ином масштабе его же павильоны для «Нескучного сада». В качестве референсов также фигурировали московский «Дворец пионеров», лагерь «Артек» и советские дома культуры. 

План получившегося здания прост — два смежных прямоугольных блока: протяженный двусветный цех и административно-бытовой корпус (АБК). От впечатления монотонности постройку избавляют треугольные выносы с округлыми завершениями, запроектированные на стыке двух корпусов. Они вносят в композицию динамику и интересную игру ракурсов. Так черты «кораблей производства», отсылающие к источникам из 1930-х, все же попали в финальный вариант. Невзирая на прагматичность задачи, архитектору удалось воплотить немало наработок из его романтических бумажных проектов. Узнаются окна-витрины и балюстрады балконов-«капитанских мостиков» вилл (поисков образа дома для героической личности), элементы с упругими, дугообразными абрисами фантастических атомных станций. Лапидарные объемы фабрики Липгарт постарался разнообразить тонкими декоративными деталями: функционалистское ленточное или панорамное остекление местами получило обрамление сложного сечения, разбивку импостами, а входную зону опоясывают фризы с горизонтальной профилировкой в духе ар деко.

Параллельно с поиском форм вместе с технологами прояснялись планировочно-логистические схемы, затем по эскизам архитектора стадию «П» прорабатывала немецкая компания Drees & Sommer. Она же выступила техническим заказчиком, а подрядчиком — «Велесстрой». Обе, по отзывам автора проекта, профессионально и деликатно взаимодействовали с ним на всех этапах работы.

Главный вход в АБК
Главный вход в АБК
Южный фасад АБК
Южный фасад АБК
Фрагмент южного фасада АБК
Фрагмент южного фасада АБК
Фрагмент западного фасада АБК
Фрагмент западного фасада АБК
Восточный фасад производственного корпуса
Восточный фасад производственного корпуса
Атриум парадной лестницы. Концептуальный коллаж
Атриум парадной лестницы. Концептуальный коллаж
План 1-го этажа
План 1-го этажа
План 2-го этажа
План 2-го этажа
План 3-го этажа
План 3-го этажа

Идея же Куснировича о роскошном Дворце труда на полную мощность выразилась в интерьерах. Над ними вместе со Степаном работала архитектор Оксана Андрианова, но немалую лепту внес и сам заказчик, всеми силами стремившийся «расцветить» производственные будни будущих сотрудников, создать для них максимально комфортную и воодушевляющую среду. 

Функционально в «Мануфактурах» реализована сверхпрограмма. Разнообразные рабочие зоны, оснащенные по последнему слову техники, расположились на 12 тыс. м2 в производственном корпусе, а в АБК (4000 м2) вокруг трехуровневого фойе с овальным фонарем организованы шоурум, столовая, буфет, раздевалки, библиотека, актовый зал, переговорные. На крыше обустроена терраса-солярий. Не хватает разве что спортивного зала с бассейном. 

Общий вид швейного цеха №1 © фото Илья Иванов

Общий вид раскройного участка © фото Илья Иванов

Вид на раскройный участок © фото Илья Иванов

Вид на мезонин производственного цеха © фото Илья Иванов

Главный цех очень светлый, просторный. Цветовое решение — в стиле Баухауса: пространство расчерчено черно-желтыми стойками и прямоугольниками тонких ламп. Предполагается, что при полной загрузке в две смены здесь будут работать 900 человек. При этом расположение рабочих мест швей кажется расточительно свободным. У руководства фабрики очень удобная позиция для наблюдения за производством — кабинеты дирекции находятся на продольной антресоли, пересекающей цех по центру и отделанной оранжевой плиткой. Обзор с нее действительно фантастический: на открытии масштаб и красоту ритмического рисунка помещения убедительно «озвучила» сюита «Время, вперед!» Георгия Свиридова в исполнении Симфонического Оркестра под управлением Павла Когана, разместившегося между станками. 

Фойе административно-бытового корпуса ассоциируется скорее с элитным санаторием, чем с фабрикой. Архитекторы апеллировали к лаконичным и теплым интерьерам финских архитекторов, вспоминали Алваро Аалто.  Парадные марши лестниц, стены, отделанные вишней и камнем (шероховатым, как популярный в 1970-х ракушечник), белые овальные колонны, характерная для модернизма напольная плитка с дробным, напоминающим колотый лед рисунком, волны деревянных скамеек.

Главный вход и зимний сад
Главный вход и зимний сад
Общий вид атриума парадной лестницы
Общий вид атриума парадной лестницы
Парадная лестница
Парадная лестница
Холл 1 этажа с зимним садом
Холл 1 этажа с зимним садом
Интерьер конференц-зала
Интерьер конференц-зала
Инсталляция в холле 1-го этажа
Инсталляция в холле 1-го этажа
Интерьеры столовой
Интерьеры столовой
Солярий на крыше
Солярий на крыше

Заказчик разбавил минималистичное решение архитекторов блестящими синими стеклоблоками и лайтбоксами с фотографиями сотрудников — доской почета. По всему видно, что «Мануфактуры Bosco»  — фабрика представительская, визитная карточка компании, которая должна производить впечатление на зарубежных партнеров, размещающих заказы на пошив одежды: итальянские управляющие «Мануфактур Bosco» признавались в день открытия, что в Италии таких красивых фабрик нет. В то же время Михаил Куснирович сообщает каждой детали, помимо репрезентативной функции, миссию настраивать сотрудников на уважение к себе и своей работе. Она читается и в лозунге на разноцветном мозаичном панно, установленном в холле, — «Спешите делать добро!» (ответ Куснировича на вопрос Чернышевского), — и в ежедневно положенных каждому работнику двух порциях фирменного эскимо, и в раковинах для гидромассажа рук. Здесь был четкий сценарий, как люди будут перемещаться в этих эффектных пространствах, как будут работать за суперсовременными машинами и отдыхать в перерывах с книгой в библиотеке или в шезлонге на открытой террасе. Элемент режиссуры соединен во всем этом с искренним романтическим порывом адаптировать утопию к реальности. 

Важно, что для Михаила Куснировича в жизнестроительном процессе архитектура, кажется, играет ведущую роль: отсюда и максимальное вовлечение архитектора в процесс, и отношение к нему как к одному из лиц новой фабрики. В Степане Липгарте бизнесмен нашел архитектора, созвучного ему по пассионарности, склонности мечтать и актуализировать высокие идеалы прошлого. Ситуация в нашей жизни редкая, если не сказать исключительная. Даже в том размахе, с которым прошло открытие предприятия, чувствовалась прежде всего явная гордость за результат, достигнутый совместными усилиями, и имя автора проекта не раз звучало из уст заказчика. Хотя, безусловно, в немалой степени автором выступил и он сам. 

Сможет ли теперь вдохновляющая архитектура «Мануфактур» обеспечить высокую культуру труда и позитивное самоощущение сотрудников, как надеется предприниматель? При условии грамотного управления для этого, кажется, есть все необходимое.

читать на тему: