Проект «Усадьба шеринг», АБ «ВЕЩЬ!»

«Идеи для гибкого города»: победили идентичность, экология и решения для городских катастроф

В конкурсе-эксперименте АСИ, проходившем за 24 часа, участникам предложили выбрать в своем городе реальное пространство, определить системную проблему территории и разработать гибкое решение этой проблемы. По итогам голосования жюри отобрано 5 финалистов: 3 победителя и 2 проекта, отмеченных специальным упоминанием. Еще 23 проекта войдут в книгу лучших гибких решений.

Самое актуальное: разрушение памятников, пустыри и мир без электричества

Первое место (приз 400 тыс. рублей) с большим отрывом занял проект «Усадьба шеринг». Архитектуры бюро «ВЕЩЬ!» из Пензы озаботились утратой идентичности центра города в связи с угрозой сноса исторических жилых зданий без охранного статуса. «Гибкое решение» предполагает сохранение старых домов и включение их в социо-культурный и экономический контекст за счет использования уникальной особенности усадебной застройки, которую авторы определили как «двор-сад». Среди вариантов новых функций таких пространств — создание пешеходных туристических маршрутов, лаунж-зон и выставок.

Проект «Усадьба шеринг», АБ «ВЕЩЬ!», 1-е место
Проект «Усадьба шеринг», АБ «ВЕЩЬ!», 1-е место

На втором месте (приз 200 тыс. рублей) — проект «Модуль Парк» Надежды Панковой из Москвы. Ее «гибкая идея» направлена на устранение безлюдных, неуютных и небезопасных пустырей и пустошей за счет создания временного модульного парка, состоящего из типовых элементов, набор которых определяется локальными задачами и ситуативными сценариями использования. 

Третье место (150 тыс. рублей) занял проект «Blackout. Конец света» Евгения Зайцева из Москвы и Анны Кузнецовой из Санкт-Петербурга. Конкурсное предложение отвечает на риск аварий в энергосистемах и возможность глобального блэкаута в мегаполисах. Модель адаптивна и предполагает запуск системы оповещения и установки стратостатов, обеспечивающих WIFI-покрытие, освещение улиц в ночное время и т.д.

Проект «Модуль Парк» Надежды Панковой, 2-е место
Проект «Модуль Парк» Надежды Панковой, 2-е место
Проект «Blackout. Конец света», Евгений Зайцев, Анна Кузнецова, 3-е место
Проект «Blackout. Конец света», Евгений Зайцев, Анна Кузнецова, 3-е место

Специального упоминания жюри удостоились сразу две работы двух столичных команд. Проект «Лес памяти» (команда «Б.Я.К.А.») направлен на решение дефицита мест и работу с эстетикой и эмоциями кладбища. Другой проект — «FILTER» команды KLIN — предлагает по-новому подойти к проблеме визуальной экологии в городе. Городское пространство в концепции раскрывается как набор «слоев», которые, как в Adobe Photoshop, можно включать и отключать при помощи AR/VR-технологий, подстраивая визуальную среду под личные условия комфорта. 

Экологические аспекты

Одной из целей конкурса было исследовать на достаточно большой социологической выборке (всего было подано 629 заявок, по итогам 1 этапа техническую экспертизу прошли 126 работ) те городские проблемы и стрессы, которые участники выбирали как наиболее знаковые. По словам Ильи Токарева, руководителя образовательных программ Центра городских компетенций АСИ, значительная часть конкурсантов размышляли о проблемах экологии. «Примеры тому – решение команды из Алтайской области в отношении борьбы с паводками при помощи гибкого подхода к проектированию и укреплению зданий и сооружений, — рассказывает Илья. — Или работа из Якутска, решающая проблему меняющегося климата и тающей вечной мерзлотой, которая приводит, в частности, к тому, что все больше домов затапливаются и проваливаются. Архитекторы предложил концепции “двигающихся” и “плавающих” домов, которые позволяют жилым объектам адаптивно перемещаться в безопасные места».

Проект «Якутский ковчег», Владислав Лебедев, Ксения Шилкова, Саяр Габитов
Проект «Якутский ковчег», Владислав Лебедев, Ксения Шилкова, Саяр Габитов
Проект «FILTER» команды KLIN
Проект «FILTER» команды KLIN

Социальные конфликты

В качестве глобальных стрессов городской среды нередко выбирались проблемы, имеющие социальную природу, и, что интересно, решались они при помощи инструментов пространственного развития. Например, авторы сразу нескольких концепций рассматривали культурное и экономическое, на их взгляд, неравенство москвичей, живущих в центре и на периферии. По мнению архитекторов его можно компенсировать при помощи общественных пространств, задающих всем равные условия пользования. В данном контексте «гибкость» города выступает синонимом некой формы демократии, артикулируемой в пространстве. 

Подтверждением этого вывода может служить концепция команды из Краснодара, которые средствами проектирования решали вопросы справедливого распределения городских ресурсов в условиях перенаселения и маятниковой миграции. 

Другая задача, которую решала одна из команд, — как организовать пространство и жизнь в обычном жилом доме, численность жильцов которого критично увеличивается за счет мигрантов. Помимо остроумного архитектурного решения авторы озаботились гибкостью правил совместного общежития, единых для всех жильцов. 

Неиспользуемые территории

Участники нередко размышляли о судьбе городских пространств, утративших свою функцию, — например, о промышленных зонах, превратившиеся в «слепые» зоны, будучи вырезанными из городской ткани. Команда из Ижевска использовала в решении этой проблемы элементы антропоцентризма и кибер-медицины, предложив сделать гибридное пространство, которое сохранило бы производственную функцию и вернулось бы в город за счет социально-культурной функции. То есть идея в том, чтобы надстроить «мертвую» городскую ткань «живой» и постепенно сформировать город-киборг.  

Гибкий город — гибкий горожанин

Высокие оценки жюри получили концепции, интерпретирующие гибкость как свойство не столько среды, сколько человека. При этом, чтобы обрести необходимую гибкость, горожанину, по мнению авторов, необходимо занять позицию владельца городского пространства, поскольку только так можно управлять изменениями. 

Однако не все конкурсанты верят в человека как «генератора гибкости». Немало работ, авторы которых надеются не на человеческую природу, а на «цифровые» технологии, включая блокчейн и геймификацию, и с помощью которых адаптировать город под новые вызовы эффективнее, чем используя традиционные бюрократические методики. 

Еще пример с использованием IT-технологий — проект модульной архитектуры, рассчитанной на различные аудитории покупателей. Авторы срастили строительный и риэлторский процессы и сделали из них максимально гибкий гибрид: с помощью мобильного приложения конечный заказчик может в режиме реального времени быть со-автором, строителем и прорабом своего будущего жилища. В целом же гибкость города, понимаемая как конструктор Lego с набором технологичных решений на все случаи жизни, — одно из наиболее распространенных направлений конкурса. 

Проект «Индустриальный квест», Анастасия Цивилева, Екатерина Борисенко, Дарья Мансурова
Проект «Индустриальный квест», Анастасия Цивилева, Екатерина Борисенко, Дарья Мансурова
Проект (НЕ) ДОСТРОЙ, Надежда и Александр Егеревы
Проект (НЕ) ДОСТРОЙ, Надежда и Александр Егеревы

Однако высокие технологии как инструмент адаптации городской среды имеют и побочный эффект — гиперконтроль за действиями горожан, потенциальные риски которого до сих пор не просчитаны. Концепции конкурсантов, рефлексирующие на эту тему, составили отдельную группе сюжетов. Так, решение команды из Магнитогорска строится на предположении, что городские пространства системно не работали так, как планировалось, и в будущем не будут работать так, как задумают сегодня. Отсюда парадоксальный вывод: убрать из концепции города понятие системности и планирования. Предлагается свободное планирование существующих территорий с возможностью изменений в будущем. Полезные функции объекта определяет строго настоящий момент. Объект существует и работает здесь и сейчас. 

Контрвирусные технологии

Что касается ситуации с короновирусом, то помимо лапидарной трансформации объектов под «ковидные» госпитали — от территорий аэропорта до многоярусных парковок — встречались и интересные идеи для общественных пространств, призванные уменьшить риск заражения. Например, концепция жилых кварталов, инфраструктура которых находится на расстоянии 100 метров от домов. Или организация мест для прогулок и занятий спортом таким образом, чтобы люди разного эпидемиологического статуса по возможности не пересекались. Смело можно говорить о появлении новой отраслевой темы: архитектура как инструмент профилактики. 

Как один из членов жюри, главный редактор «Проект Россия» Юлия Шишалова отметила, что многие работы, к сожалению, были вторичными. Они либо представляли собой не слишком творческую вариацию на тему уже давно известных идей (озеленение крыш, уплотнение жилых кварталов и т.д.), либо оказывались явно адаптированными версиями проектов для других конкурсов и задач. Действительно уникальных идей было меньше, чем хотелось бы. Тем не менее, хорошо, что АСИ планирует продолжить эксперимент и сделать подобные конкурсы регулярными: это так или иначе стимулирует творческую мысль и дает надежду на новые достойные концепции.

читать на тему: