Гран-при премии АРХИWOOD-2020. «Сжигая мосты» в Никола-Ленивце, Калужская область. KATARSIS architects (Петр Советников, Вера Степанская) © фото Григорий Соколинский, Лев Звёздный, Дмитрий Серебряков, Алексей Траханов

Сжигая мосты в поисках рая: итоги премии АРХИWOOD-2020

В этом году главная деревянная премия страны побила все рекорды по наградам, наметила новые номинации и в то же время заставила задуматься о смысле существующих: кажется, настал наконец момент определиться с ответами на «вечные вопросы» — что такое реставрация, что такое арт, что такое современная российская архитектура и куда мы хотим, чтобы она двигалась. Рассказывает Юлия Шишалова.

Новые рекорды и новые горизонты

В 2020-м велик соблазн объяснять все аномалии и отклонения от нормы тем, что мол год такой выдался: сплошные упущенные возможности на фоне неожиданных прорывов. Однако в случае премии АРХИWOOD единственным «упущением» можно считать проведение церемонии в формате онлайн. Да, тепло человеческого общения на самой «теплой» архитектурной премии сложно переоценить, но с другой стороны уже наработана привычка «зум-вечеринок», и если уж в прошлом году награждение — тоже в силу обстоятельств непреодолимой силы — проходило без куратора Николая Малинина, то почему бы не попробовать и вот так, сидя у экранов? Тем более, что присутствовать смог не только Малинин, но авторы проектов-номинантов премии этого и прошлых годов со всех уголков великой и необъятной.

Так что тут начинаются сплошные плюсы. Рекордное количество заявок (207), рекордное количество проектов в шорт-листе (54) и рекордное количество победителей — 21 в 9 номинациях, не считая спецпризов от спонсоров. Причем связано это не только с общим ростом количества объектов-номинантов (этот тренд АРХИWOOD устойчиво демонстрирует все 10 лет своего существования), но и с рядом других, менее очевидных причин. Поскольку мне впервые выпала честь войти в состав жюри этой давно и горячо любимой премии, все нижеследующее — не домыслы (пусть и профессиональные), а выводы/наблюдения/вопросы из четырехчасового диалога, произошедшего в следующем составе: я, Михаил Хазанов, Евгения Репина, Сергей Малахов, Петр Костелов, Марина Прозаровская, Алексей Тарашевский. И, конечно, Николай Малинин, который своевременно направлял дискуссию в нужное русло и не давал растечься по нему слишком обильно.

Вопрос: что такое арт-объект? Ответ: нечто прекрасное и бесполезное

Вы не поверите, но самым большим камнем преткновения нашего импровизированного заседания жюри (которое тоже, конечно, проходило в зуме) стала она — самая первая в списке и самая «неархитектурная» номинация (в этом с ней может поспорить, пожалуй, только «промышленный дизайн»). Сорок пять минут обсуждения привели лишь к пониманию, что есть пять фактически равнозначных объектов: сразу два от петербургского бюро KATARSIS architects — символично сожженные в феврале мосты в Никола-Ленивце и вращающаяся триумфальная арка, установленная в Никольских торговых рядах; оформление выставки «Атлас творческих студий Москвы» в «Манеже» Юрия Аввакумова; ротонда памяти и славы в Красноярске Сергея Ковалевского и Вадима Марьясова и Стена-музей из «ящиков памяти» на Ольхоне от Владимира Кузьмина. Единственный критерий, с которым все согласились, — что искусство должно быть максимально нефункционально, — ставил под сомнение лишь донжоны из паллет Аввакумова, выстроенные все же не сами по себе, а для экспонирования других объектов. Однако даже на четыре первых места многоуважаемый куратор согласиться никак не мог: вот так сходу обесценивать премию, да еще в самом начале дискуссии… И мы отложили этот вопрос на потом, решив, что в конце станет яснее, каков будет расклад в остальных номинациях и сколько «спецпризов жюри» мы действительно сможем себе позволить.

Номинант премии АРХИWOOD-2020 в номинации «Арт-объект». Вращающаяся Триумфальная арка во дворе Никольских рядов, Санкт-Петербург. KATARSIS architects (Пётр Советников, Вера Степанская). Арка заняла центральное место среди бесконечных аркад двора, став символом будущих изменений и поиска новым общественным пространством своего места в культурном ландшафте города без утраты собственной идентичности. Объект высотой почти 5 метров может с легкостью повернуть любой ребёнок, так что он крутится безостановочно целыми днями © фото Григорий Соколинский
Номинант премии АРХИWOOD-2020 в номинации «Арт-объект». Вращающаяся Триумфальная арка во дворе Никольских рядов, Санкт-Петербург. KATARSIS architects (Пётр Советников, Вера Степанская). Арка заняла центральное место среди бесконечных аркад двора, став символом будущих изменений и поиска новым общественным пространством своего места в культурном ландшафте города без утраты собственной идентичности. Объект высотой почти 5 метров может с легкостью повернуть любой ребёнок, так что он крутится безостановочно целыми днями © фото Григорий Соколинский
Номинант премии АРХИWOOD-2020 в номинации «Арт-объект». Ротонда памяти и славы рядом с музейным центром «Площадь мира» в Красноярске. Сергей Ковалевский, Вадим Марьясов. На фоне герметичного музейного объема прозрачное тело поднимается как мираж над рекой, как призрак прошлого в пространстве современности. Есть в инсталляции и тематический жест: две «плененные мины» © фото Андрей Максимов, Дмитрий Штифонов, Сергей Ковалевский, Олеся Позднякова
Номинант премии АРХИWOOD-2020 в номинации «Арт-объект». Ротонда памяти и славы рядом с музейным центром «Площадь мира» в Красноярске. Сергей Ковалевский, Вадим Марьясов. На фоне герметичного музейного объема прозрачное тело поднимается как мираж над рекой, как призрак прошлого в пространстве современности. Есть в инсталляции и тематический жест: две «плененные мины» © фото Андрей Максимов, Дмитрий Штифонов, Сергей Ковалевский, Олеся Позднякова
Номинант премии АРХИWOOD-2020 в номинации «Арт-объект». Выставка «Атлас творческих студий Москвы» в ЦВЗ «Манеж». Юрий Аввакумов при участии Татьяны Сошениной © фото Юрий Аввакумов, Алексей Народицкий
Номинант премии АРХИWOOD-2020 в номинации «Арт-объект». Выставка «Атлас творческих студий Москвы» в ЦВЗ «Манеж». Юрий Аввакумов при участии Татьяны Сошениной © фото Юрий Аввакумов, Алексей Народицкий
Победитель премии АРХИWOOD-2020 в номинации «Арт-объект». Выбор народа. Скульптура «Юла» в арт-парке «Таврида», г. Судак. Авторы Роман Ермаков, Тимур Байгузин, Валерия Андреева, Алексей Смирнов, Ирина Михейшина, Валерия Подакова, Мария Харченко, Дарья Сетевинец в коллаборации с «Механические Деревянные Шестеренки» и Чеславом Швайковым. Материалы: клееный брус, шпаклевка, покраска. Формообразование скульптуры основано на преобразовании энергии вращения юлы © фото Наталья Ермакова
Победитель премии АРХИWOOD-2020 в номинации «Арт-объект». Выбор народа. Скульптура «Юла» в арт-парке «Таврида», г. Судак. Авторы Роман Ермаков, Тимур Байгузин, Валерия Андреева, Алексей Смирнов, Ирина Михейшина, Валерия Подакова, Мария Харченко, Дарья Сетевинец в коллаборации с «Механические Деревянные Шестеренки» и Чеславом Швайковым. Материалы: клееный брус, шпаклевка, покраска. Формообразование скульптуры основано на преобразовании энергии вращения юлы © фото Наталья Ермакова
Победитель премии АРХИWOOD-2020 в номинации «Загородный дом». Выбор жюри. Дом в Ромашкове. Norvex НЛК: Денис Дементьев (архитектор), Алексей Князев (конструктор). Пример того, как вид на природу может стать определяющим фактором для возведения здания несмотря на возможные будущие неудобства. Визуальные панорамы из окон в разные стороны (в том числе на реку с высоты 70 м) и слаломная гора рядом с участком послужили вдохновением на создание необычного дома, подход к которому осуществляется через специально построенный мост © фото Даниил Анненков
Победитель премии АРХИWOOD-2020 в номинации «Загородный дом». Выбор жюри. Дом в Ромашкове. Norvex НЛК: Денис Дементьев (архитектор), Алексей Князев (конструктор). Пример того, как вид на природу может стать определяющим фактором для возведения здания несмотря на возможные будущие неудобства. Визуальные панорамы из окон в разные стороны (в том числе на реку с высоты 70 м) и слаломная гора рядом с участком послужили вдохновением на создание необычного дома, подход к которому осуществляется через специально построенный мост © фото Даниил Анненков
Грамотная организация пространства позволила создать дом в 420 м2 на достаточно компактном участке: дом полностью занял его площадь в 2,75 сотки © фото Даниил Анненков
Грамотная организация пространства позволила создать дом в 420 м2 на достаточно компактном участке: дом полностью занял его площадь в 2,75 сотки © фото Даниил Анненков
Победитель премии АРХИWOOD-2020 в номинации «Загородный дом». Выбор жюри. Дом в деревне Лиды Московской области. Архитектурная мастерская Тотана Кузембаева: Тотан Кузембаев (руководитель проекта), Александр Первенцев (ГАП), Сергей Шошин, инженер К. Мошкович © фото Илья Иванов
Победитель премии АРХИWOOD-2020 в номинации «Загородный дом». Выбор жюри. Дом в деревне Лиды Московской области. Архитектурная мастерская Тотана Кузембаева: Тотан Кузембаев (руководитель проекта), Александр Первенцев (ГАП), Сергей Шошин, инженер К. Мошкович © фото Илья Иванов
На пригорке нарочито кособоко посажены два одноэтажных объема, объединенных единой кровлей: это гостевой дом с баней и семейный дом с кухней-гостиной, двумя спальнями и санузлом. Между ними — открытый озелененный внутренний двор, прорезаемый лестницей для выхода на кровлю. на фасадах, не выходящих к водоему, окна прорезаны в высоту горизонательно уложенных досок © фото Илья Иванов
На пригорке нарочито кособоко посажены два одноэтажных объема, объединенных единой кровлей: это гостевой дом с баней и семейный дом с кухней-гостиной, двумя спальнями и санузлом. Между ними — открытый озелененный внутренний двор, прорезаемый лестницей для выхода на кровлю. на фасадах, не выходящих к водоему, окна прорезаны в высоту горизонательно уложенных досок © фото Илья Иванов
Победитель премии АРХИWOOD-2020 в номинации «Загородный дом». Выбор народа. Реконструкция дачи в Кратово. Архитектурная мастерская Николая Лызлова: Николай Лызлов, Евгения Микулина © фото Стефан Жульяр
Победитель премии АРХИWOOD-2020 в номинации «Загородный дом». Выбор народа. Реконструкция дачи в Кратово. Архитектурная мастерская Николая Лызлова: Николай Лызлов, Евгения Микулина © фото Стефан Жульяр
Старый дом в результате реконструкции выглядит практически таким же, как в момент постройки в середине ХХ века, — типичная подмосковная дача. Новые корпуса — современные по архитектуре: в выносной дополнительной гостиной — односкатная кровля с выпилом под старую березу в козырьке и панорамные окна © фото Стефан Жульяр
Старый дом в результате реконструкции выглядит практически таким же, как в момент постройки в середине ХХ века, — типичная подмосковная дача. Новые корпуса — современные по архитектуре: в выносной дополнительной гостиной — односкатная кровля с выпилом под старую березу в козырьке и панорамные окна © фото Стефан Жульяр
Победитель премии Ассоциации деревянного домостроения имени Олега Паниткова. Модульный D.O.M.+ 125M2 в Московской области. ARCH.625. Сергей Наседкин © фото Илья Егоркин
Победитель премии Ассоциации деревянного домостроения имени Олега Паниткова. Модульный D.O.M.+ 125M2 в Московской области. ARCH.625. Сергей Наседкин © фото Илья Егоркин

Вопрос: мы выбираем яркий художественный жест или задаем новую планку качества? Ответ: судя по всему, и то, и другое

Дальнейшая дискуссия, впрочем, вызвала еще больше споров. Перепрыгнув от арт-объекта сразу к одной из главных номинаций — «Загородный дом», — жюри схлестнулось на тему того, должна ли премия поощрять контекстуальную архитектуру (такую, как дом в Ромашково Дениса Дементьева или усадьбу в Антоновке Романа Леонидова), выделять такие «вещи в себе», как D.O.M. + 125 M2 Сергея Наседкина или выбирать такие проекты, как дом в Лидово Тотана Кузембаева, вписанный в окружение подчеркнуто эпатажно? В итоге присудили два первых места: Тотану за вызов («это наша вилла Савой», — смеялись некоторые члены жюри), Дементьеву — за виртуозное обыгрывание рельефа. Примечательно, что оба объекта-победителя — собственные дома архитекторов, как и еще два проекта в этой номинации: модульный быстровозводимый SWIDOM Александра Порошкина (MAParchitects) и модульный же дом Наседкина (самый большой из линейки). То же самое можно сказать про лидеров этой номинации в два предыдущих года: дом Сергея Мишина в Вырице (2019) и дом в поселке «Кино» Сергея Колчина (2018). Впрочем, это закономерно: где, как не на собственной территории, экспериментировать с инновационными форматами, позволять себе артистичные, хотя местами и лишенные разумного объяснения высказывания или, напротив, демонстрировать оптимальное сочетание функциональности и авторского видения? Что же касается модульных домов, которые с каждым годом множатся, становятся все интереснее и в этот раз оказались в большинстве своем распознаны как «Малые объекты», то вместе с куратором Николаем Малининым мы решили, что быть по их душу новой номинации, поскольку корректно они сравнимы лишь между собой, а не с индивидуальными проектами полноценных домов или же банями и летними кухнями в «малой» весовой категории. 

Замечательно однако, что оба модульных дома — Сергея Наседкина и Александра Порошкина — по-своему блистательные, исключать которые из списка лидеров жюри очень долго не соглашалось, — в итоге все же были отмечены: Ассоциация деревянного домостроения наградила Наседкина первой в истории премии имени и памяти Олега Паниткова, который в прошлом году скоропостижно ушел из жизни и как никто другой много сделал для развития деревянной архитектуры в России; а Swidom получил специальный приз компании Honka.

С «двойными стандартами» пришлось подходить и к еще одной важной номинации — «Общественные сооружения». Здесь мы выбрали абсолютно бесподобный дом-мастерскую Артема Никифорова — деревянное прочтение «каменного классицизма» — и в то же время своего рода деревянный хай-тек, спортивно-развлекательный центр у ТЦ «Мега» в Химках (MAParchitects + Alpbau): в общем-то традиционный, хотя и авангардно решенный объект с набором спортивных площадок настолько кардинально преобразует в лучшую сторону среду именно в этом месте, что его невозможно не отметить как тот самый образец для подражания. Кстати, это единственный случай, когда хотя бы один из победителей по версии жюри совпал с выбором народного голосования.

Победитель премии АРХИWOOD-2020 в номинации «Общественное сооружение». Выбор жюри. Дом-Мастерская в Санкт-Петербурге. Артем Никифоров, Михаил Воинов, Анастасия Лысенко. Дом с классическим фасадом — любимый прием архитектора, и чтобы только со второго взгляда была понятна вся театральность происходящего, весь дом, отсылающий к традициям деревянного классицизма, сколочен из самой дешевой доски © фото Михаил Розанов, Сергей Мельников, Дмитрий Цыренщиков
Победитель премии АРХИWOOD-2020 в номинации «Общественное сооружение». Выбор жюри. Дом-Мастерская в Санкт-Петербурге. Артем Никифоров, Михаил Воинов, Анастасия Лысенко. Дом с классическим фасадом — любимый прием архитектора, и чтобы только со второго взгляда была понятна вся театральность происходящего, весь дом, отсылающий к традициям деревянного классицизма, сколочен из самой дешевой доски © фото Михаил Розанов, Сергей Мельников, Дмитрий Цыренщиков
Дом состоит из отдельных частей, среди которых выделяются четыре крыла с отдельными входами и сантехническими блоками. Рустовка фасадов дома имитирует классическую каменную, но сделана из необрезной доски © фото Михаил Розанов, Сергей Мельников, Дмитрий Цыренщиков
Дом состоит из отдельных частей, среди которых выделяются четыре крыла с отдельными входами и сантехническими блоками. Рустовка фасадов дома имитирует классическую каменную, но сделана из необрезной доски © фото Михаил Розанов, Сергей Мельников, Дмитрий Цыренщиков
Победитель премии АРХИWOOD-2020 в номинации «Общественное сооружение». Выбор жюри/выбор народа. Спортивно-развлекательный центр у ТЦ «МЕГА» в Химках. MAParchitects (архитектура), Alpbau (конструктив). Центр состоит из 44 блоков быстровозводимых модульных контейнеров и вмещает в себя кафе, гараж для ледового комбайна, прокат спортивного инвентаря и горку для тюбинга © фото Александр Кузнецов
Победитель премии АРХИWOOD-2020 в номинации «Общественное сооружение». Выбор жюри/выбор народа. Спортивно-развлекательный центр у ТЦ «МЕГА» в Химках. MAParchitects (архитектура), Alpbau (конструктив). Центр состоит из 44 блоков быстровозводимых модульных контейнеров и вмещает в себя кафе, гараж для ледового комбайна, прокат спортивного инвентаря и горку для тюбинга © фото Александр Кузнецов
Фасадные решения выполнены в виде треугольной сетки, что придало конструкции современный и даже авангардный облик. Несущий каркас и фасады полностью сделаны из клееных деревянных конструкций (КДК). Совмещая в себе теплоту и ауру природы, древесина компенсирует обычный бетонно-серый городской ландшафт и создает ощущение уюта в урбанизированном пространстве © фото Александр Кузнецов
Фасадные решения выполнены в виде треугольной сетки, что придало конструкции современный и даже авангардный облик. Несущий каркас и фасады полностью сделаны из клееных деревянных конструкций (КДК). Совмещая в себе теплоту и ауру природы, древесина компенсирует обычный бетонно-серый городской ландшафт и создает ощущение уюта в урбанизированном пространстве © фото Александр Кузнецов
Победитель премии АРХИWOOD-2020 в номинации «Дерево в отделке». Выбор жюри. «Горка-Дом» в Московской области. Snegiri Architects: Никита Капитуров. Одной из отличительных особенностей проекта — полная интеграция в окружающую среду: удалось сохранить существующие деревья, вписав их в пятно застройки, а минимально заметное здание не перекрывает ландшафт, становится его органичным продолжением, в том числе и за счет зеленой кровли © фото Никита Капитуров
Победитель премии АРХИWOOD-2020 в номинации «Дерево в отделке». Выбор жюри. «Горка-Дом» в Московской области. Snegiri Architects: Никита Капитуров. Одной из отличительных особенностей проекта — полная интеграция в окружающую среду: удалось сохранить существующие деревья, вписав их в пятно застройки, а минимально заметное здание не перекрывает ландшафт, становится его органичным продолжением, в том числе и за счет зеленой кровли © фото Никита Капитуров
Объект без преувеличения можно причислить к категории «пассивный дом». Терраса, большая часть окон и помещений ориентированы на солнечную сторону, собирая тем самым максимальное количество света. Здание оснащено энергосберегающими окнами, системой вентиляции с рекуперацией воздуха и полностью утеплено по периметру © фото Никита Капитуров
Объект без преувеличения можно причислить к категории «пассивный дом». Терраса, большая часть окон и помещений ориентированы на солнечную сторону, собирая тем самым максимальное количество света. Здание оснащено энергосберегающими окнами, системой вентиляции с рекуперацией воздуха и полностью утеплено по периметру © фото Никита Капитуров
Победитель премии АРХИWOOD-2020 в номинации «Дерево в отделке». Выбор народа. Общественный центр MEGA FRIENDS в деревне Федяково Нижегородской области. ООО «ПТМА Тимофеева С.А.»: Алексей Пушкарев, Максим Тимофеев, Ирина Алымова, Евгений Алымов, Ольга Ванчина, Марина Белкина, Татьяна Исайчикова; конструкции Алексей Крицын; инженерия Александр Лепин. В отдельно стоящем здании будут проводиться общественные и культурные мероприятия, организованы кружки по интересам для детей и взрослых. Одноэтажный, криволинейный в плане объем имеет переменную высоту. С высокой стороны организован главный вход, с низкой стороны кровля накрывает обширную террасу © фото Александр Ивасенко
Победитель премии АРХИWOOD-2020 в номинации «Дерево в отделке». Выбор народа. Общественный центр MEGA FRIENDS в деревне Федяково Нижегородской области. ООО «ПТМА Тимофеева С.А.»: Алексей Пушкарев, Максим Тимофеев, Ирина Алымова, Евгений Алымов, Ольга Ванчина, Марина Белкина, Татьяна Исайчикова; конструкции Алексей Крицын; инженерия Александр Лепин. В отдельно стоящем здании будут проводиться общественные и культурные мероприятия, организованы кружки по интересам для детей и взрослых. Одноэтажный, криволинейный в плане объем имеет переменную высоту. С высокой стороны организован главный вход, с низкой стороны кровля накрывает обширную террасу © фото Александр Ивасенко
Внутри создано общее пространство с различными функциональными зонами: холл для различных мероприятий, зрительный зал, кружковая зона, небольшая библиотека, медиа-центр и буфет © фото Александр Ивасенко
Внутри создано общее пространство с различными функциональными зонами: холл для различных мероприятий, зрительный зал, кружковая зона, небольшая библиотека, медиа-центр и буфет © фото Александр Ивасенко

Вопрос: а что выбирает народ? Ответ: обычно что-то второе/третье, и это здорово

Например, в «Арт-объекте» в голосовании победила разноцветная скульптура «Юла» в арт-парке «Таврида» (самая «недеревянная»), в загородных домах — реконструкция дачи в Кратово Николая Лызлова и Евгении Микулиной (то есть даже, строго говоря, не вновь построенный объект, но зато из представленных самый «дачный»). В номинации «Дерево в отделке» народное признание вновь заслужил объект рядом с ТЦ «Мега» — общественный центр в Нижегородской области Алексея Пушкарева и Максима Тимофеева (все-таки политика «Меги», при всей монструозности их собственных объектов, создавать вокруг дружелюбную среду приносит свои плоды), в то время как жюри выбрало не трансформирующий окружение, а наоборот, максимально в него интегрированный «Горку-дом» Никиты Капитурова (Snegiri architects). 

Мнения «народного большинства» и жюри разошлись даже в самой малочисленной номинации «Дизайн городской среды»: из трех проектов шорт-листа первые выбрали ландшафтный парк «Сокольская гора» в Бугульме («Проектная группа 8» + «ПАРК»), а жюри — площадку от бюро «Чехарда», которое раньше как раз побеждало только в зрительском голосовании. Однако это тот случай, когда, видимо, нельзя было и дальше игнорировать факт, что даже одна и та же, но виртуозно реализованная методика работы с деревом, как у «Чехарды», приводит к неизменно самобытному и образцовому результату. 

Гораздо объяснимее разница в выборе, когда речь о номинациях с 7-ю претендентами — таких, как «Предметный дизайн» или «Малый объект». Тем более, что в обоих случаях победители народного голосования были и фаворитами жюри. Однако в «Предметном дизайне» «самурайский» складной светильник воронежца Антона Муковникова, лихо меняющий форму, по мнению жюри все же превзошел уютный и домашний «Светлячок» Анны Феоктистовой из Нижнего Новгорода. Характерно, впрочем, что в этой номинации очень часто побеждают именно светильники (хотя самый «архитектурный» объект в этом году — по всеобщему признанию, набор мебели U-set от Mera Makers): возможно, в силу самой интриги сочетания дерева и излучающего свет элемента.

Что касается «Малого объекта», то жюри выбрало еще один вариант «классики в дереве» — «Ротонду с мостиком» Антона Кочуркина; но если дом-мастерская «набран» из дешевой обрезной доски и маскируется под нечто более массивное и внушительное, то романтичная ротонда, составленная из деревянных ребер, нарочно теряет в весе, взлетая над поверхностью паркового пруда. Впрочем, лидер народного голосования — павильон летней кухни на Камчатке Сергея Гикало и Александра Купцова — тоже вне всяких сомнений победил достойно и заслуженно: по сравнению с виллой из того же комплекса, представленной в номинации «Загородный дом», обильно остекленный павильон с характерной медной кровлей еще органичнее вписывается в фантастические камчаткинские рельефы и пейзажи.

Победитель премии АРХИWOOD-2020 в номинации «Дизайн городской среды». Выбор народа. Ландшафтный парк на Сокольской горе в Бугульме, Татарстан. Проектная группа 8 + ПАРК: Надежда Снигирева, Дмитрий Смирнов, Ксения Гузнова, Наталья Тарсукова, Роман Ковенский, Валерия Ковенская, Михаил Синюхин, Анастасия Бердникова. Главная идея проекта —  раскрытие рекреационного потенциала главной природной достопримечательности города и любимого природного места жителей. Гора находится прямо в историческом центре, но до реализации проекта никак не была связана с другими центральными городскими пространствами и начинала постепенно застраиваться © фото Дмитрий Смирнов
Победитель премии АРХИWOOD-2020 в номинации «Дизайн городской среды». Выбор народа. Ландшафтный парк на Сокольской горе в Бугульме, Татарстан. Проектная группа 8 + ПАРК: Надежда Снигирева, Дмитрий Смирнов, Ксения Гузнова, Наталья Тарсукова, Роман Ковенский, Валерия Ковенская, Михаил Синюхин, Анастасия Бердникова. Главная идея проекта — раскрытие рекреационного потенциала главной природной достопримечательности города и любимого природного места жителей. Гора находится прямо в историческом центре, но до реализации проекта никак не была связана с другими центральными городскими пространствами и начинала постепенно застраиваться © фото Дмитрий Смирнов
В рамках проекта создана смотровая вышка, на которую можно подняться за лучшими видами на город и закатами. Появился ранее не существовавший связный пешеходный маршрут и лестница от центральной площади до Сокольской горы. Теперь до ландшафтного парка — 5 минут пешком от центральной площади, а пикники можно проводить легально © фото Дмитрий Смирнов
В рамках проекта создана смотровая вышка, на которую можно подняться за лучшими видами на город и закатами. Появился ранее не существовавший связный пешеходный маршрут и лестница от центральной площади до Сокольской горы. Теперь до ландшафтного парка — 5 минут пешком от центральной площади, а пикники можно проводить легально © фото Дмитрий Смирнов
Победитель премии АРХИWOOD-2020 в номинации «Дизайн городской среды». Выбор жюри. Природная игровая площадка «Орландия» в Ленинградской области. Бюро «Чехарда»: Дарья Бычкова, Мария Помелова, Злата Гордеева, Сурен Акопьян, Нина Гогина, Валерия Толкачева. Источником вдохновения стал природный заказник «Кургальский», известный разнообразием птиц. Некоторые элементы площадки напоминают плетеные гнезда (спасибо технологиям параметрического дизайна!). Создается впечатление, как будто это птицы обустроили пространство для детей © фото Алена Кустова
Победитель премии АРХИWOOD-2020 в номинации «Дизайн городской среды». Выбор жюри. Природная игровая площадка «Орландия» в Ленинградской области. Бюро «Чехарда»: Дарья Бычкова, Мария Помелова, Злата Гордеева, Сурен Акопьян, Нина Гогина, Валерия Толкачева. Источником вдохновения стал природный заказник «Кургальский», известный разнообразием птиц. Некоторые элементы площадки напоминают плетеные гнезда (спасибо технологиям параметрического дизайна!). Создается впечатление, как будто это птицы обустроили пространство для детей © фото Алена Кустова
Для каждого возраста есть своя зона и игровые элементы. Все они вписаны в ландшафт и образуют единый ансамбль, настоящий природный игровой мир. Для игровых конструкций использована лиственница © фото Алена Кустова
Для каждого возраста есть своя зона и игровые элементы. Все они вписаны в ландшафт и образуют единый ансамбль, настоящий природный игровой мир. Для игровых конструкций использована лиственница © фото Алена Кустова
Победитель премии АРХИWOOD-2020 в номинации «Малый объект». Выбор жюри. Ротонда с мостиком в ЦПКИО г. Выкса Нижегородской области. 8 линий: Антон Кочуркин, Лидия Гуфранова. Выражая любовь выксунцев к существующим в парке неоклассическим ротондам, ее абрис в точности повторяет прототипы, однако конструкция авангардна и состоит сплошь из деревянных ребер. Этот прием позволяет ротонде как бы потерять в весе, взлететь над материальностью неоклассицизма и в тоже время приобрести современность и простоту © фото Алексей Народицкий
Победитель премии АРХИWOOD-2020 в номинации «Малый объект». Выбор жюри. Ротонда с мостиком в ЦПКИО г. Выкса Нижегородской области. 8 линий: Антон Кочуркин, Лидия Гуфранова. Выражая любовь выксунцев к существующим в парке неоклассическим ротондам, ее абрис в точности повторяет прототипы, однако конструкция авангардна и состоит сплошь из деревянных ребер. Этот прием позволяет ротонде как бы потерять в весе, взлететь над материальностью неоклассицизма и в тоже время приобрести современность и простоту © фото Алексей Народицкий
Для подхода к ротонде был придуман овальный пешеходный мост, который соединяет два парковых пруда, превращая подход к ротонде в игру. Мост специально не доходит на метр до основания ротонды, и этот небольшой участок без перил — чтобы посетитель мог почувствовать границы входа в архитектуру не только визуально, но и на уровне вестибулярного аппарата, заставляющего чуть более усиленно биться сердце, а влюбленного жениха - приподнимать невесту на руки во время брачных церемоний © фото Алексей Народицкий
Для подхода к ротонде был придуман овальный пешеходный мост, который соединяет два парковых пруда, превращая подход к ротонде в игру. Мост специально не доходит на метр до основания ротонды, и этот небольшой участок без перил — чтобы посетитель мог почувствовать границы входа в архитектуру не только визуально, но и на уровне вестибулярного аппарата, заставляющего чуть более усиленно биться сердце, а влюбленного жениха - приподнимать невесту на руки во время брачных церемоний © фото Алексей Народицкий
Победитель премии АРХИWOOD-2020 в номинации «Малый объект». Выбор народа. Павильон летней кухни на Камчатке. Gikalo Kuptsov Architects: Сергей Гикало, Александр Купцов, Вероника Давиташвили; конструктор Алексей Князев. Прямоугольный в плане, павильон визуально разделен по вертикали на три части: глухой, облицованный черным керамогранитом цоколь, периметральная деревянная колоннада и венчающая ее односкатная кровля, покрытая патинированной медью © фото Илья Иванов
Победитель премии АРХИWOOD-2020 в номинации «Малый объект». Выбор народа. Павильон летней кухни на Камчатке. Gikalo Kuptsov Architects: Сергей Гикало, Александр Купцов, Вероника Давиташвили; конструктор Алексей Князев. Прямоугольный в плане, павильон визуально разделен по вертикали на три части: глухой, облицованный черным керамогранитом цоколь, периметральная деревянная колоннада и венчающая ее односкатная кровля, покрытая патинированной медью © фото Илья Иванов
За длинным столом свободно размещается до восемнадцати гостей. Окружающий пейзаж и виды на отдаленные вулканы задали основную идею павильона летней кухни: размытие границ между интерьером и экстерьером, слияние с природой. Следуя этой идее, все наружные стены основного уровня летней кухни — это прозрачное безрамное остекление, панели которого могут, собираясь в кассеты, раскрывать пространство или, раздвигаясь, защищать от непогоды © фото Илья Иванов
За длинным столом свободно размещается до восемнадцати гостей. Окружающий пейзаж и виды на отдаленные вулканы задали основную идею павильона летней кухни: размытие границ между интерьером и экстерьером, слияние с природой. Следуя этой идее, все наружные стены основного уровня летней кухни — это прозрачное безрамное остекление, панели которого могут, собираясь в кассеты, раскрывать пространство или, раздвигаясь, защищать от непогоды © фото Илья Иванов
Победитель премии АРХИWOOD-2020 в номинации «Предметный дизайн». Выбор народ. Лампа «Светлячок» Анны Феоктистовой, Нижний Новгород. Портативный ночник. Купол из массива сосны, выполненный методом токарной обработки, имеет толщину всего 1 мм и хорошо рассеивает и отражает свет  © фото Анна Феоктистова
Победитель премии АРХИWOOD-2020 в номинации «Предметный дизайн». Выбор народ. Лампа «Светлячок» Анны Феоктистовой, Нижний Новгород. Портативный ночник. Купол из массива сосны, выполненный методом токарной обработки, имеет толщину всего 1 мм и хорошо рассеивает и отражает свет © фото Анна Феоктистова
Победитель премии АРХИWOOD-2020 в номинации «Предметный дизайн». Выбор жюри. Складной светильник AD_LIB. Антон Муковников, Воронеж. Прибор  автономно работает от аккумулятора в течении 8 часов, а также представляет собой кинетическую скульптуру. Вращая элементы светильника, можно создать более 10 функциональных положений. Светодиоды дают чистый белый свет, комфортный для работы и отдыха © фото Владимир Годник
Победитель премии АРХИWOOD-2020 в номинации «Предметный дизайн». Выбор жюри. Складной светильник AD_LIB. Антон Муковников, Воронеж. Прибор автономно работает от аккумулятора в течении 8 часов, а также представляет собой кинетическую скульптуру. Вращая элементы светильника, можно создать более 10 функциональных положений. Светодиоды дают чистый белый свет, комфортный для работы и отдыха © фото Владимир Годник
Упакован светильник в стильную плотную сумку-чехол из льна © фото Владимир Годник
Упакован светильник в стильную плотную сумку-чехол из льна © фото Владимир Годник
Кроме визуальных свойств, фанера сохраняет идеологию технологичности, которая присуща морскому контейнеру © фото Евгений Макаренко
Кроме визуальных свойств, фанера сохраняет идеологию технологичности, которая присуща морскому контейнеру © фото Евгений Макаренко
Победитель премии АРХИWOOD-2020 в номинации «Интерьер». Выбор народа. Cargo modul в Московской области. Мастерская деревянной архитектуры Евгения Макаренко: Евгений Макаренко, Андрис Шнепс-Шнеппе. Микродом из старого морского контейнера важно было сделать максимально уютным — для этого и использовали дерево. Фанера позволяет создать плоскость стены без большого количества швов и лишних деталей. Этот эффект в сочетании с блеском визуально расширяет небольшое внутреннее пространство © фото Евгений Макаренко
Победитель премии АРХИWOOD-2020 в номинации «Интерьер». Выбор народа. Cargo modul в Московской области. Мастерская деревянной архитектуры Евгения Макаренко: Евгений Макаренко, Андрис Шнепс-Шнеппе. Микродом из старого морского контейнера важно было сделать максимально уютным — для этого и использовали дерево. Фанера позволяет создать плоскость стены без большого количества швов и лишних деталей. Этот эффект в сочетании с блеском визуально расширяет небольшое внутреннее пространство © фото Евгений Макаренко

Вопрос: можно ли награждать одного и того же автора 10 раз? Ответ: да, если это Алексей Розенберг

Справедливости ради надо сказать, что в номинации «Интерьер» в этом году было много интересных работ и новых имен, начиная от победившего в зрительском голосовании микродома из морского контейнера Cargo-Modul Евгения Макаренко и Андриса Шнепс-Шнеппе, деревянного параметризма DA bureau и заканчивая заключенным в книжный стеллаж коворкингом AMD architects. Однако даже беглого взгляда на проекты Розенберга — что на первый «интерьерный конструктор», что на второй — достаточно, чтобы не осталось сомнений: они на голову выше остального. Алексея давно было бы пора проводить по некой параллельной, внеконкурсной программе — вот как на кинофестивалях показывают премьеры от признанных мэтров. Возможно, когда-нибудь формат премии позволит и это. А пока было решено отдать Розенбергу сразу два первых места за оба номинированных проекта — и довести, таким образом, количество его побед в АРХИWOOD до юбилейных 10. Как минимум — логичная точка (или точка с запятой).

Вопрос: что такое реставрация? Ответ: сохранение материального+ воссоздание нематериального+развитие

Если даже в сфере нового строительства за 10 лет существования премии по сути не выявилось четких критериев оценки, то что говорить о такой «живой» и многогранной категории, как реставрация. Хотя, если анализировать победителей этой номинации в последние годы, то очевидно универсальным считается подход Антона Мальцева и его компании «Нагель»: так, при реставрации терема в Асташово (победитель народного голосования и гран-при АРХИWOOD-2017) были не только воссозданы утраченные лестницы, изразцовые печи и лепнина, но и воспроизведены исторические технологии кладки и штукатурки, при этом интегрирована вся необходимая инфраструктура, чтобы терем в глуши костромских лесов функционировал как современный отель.

Тем удивительнее, что в этом году «Дом со Львом» в Саратовской области, в реставрации которого снова принимал участие Антон Мальцев, — постройка начала прошлого века с чудом сохранившимися росписями, превращенная в разноцветный музей-конфетку, — не выбрали ни жюри, на народ. И это несмотря на ту широкую огласку в сети, благодаря которой проект реставрации в принципе стал возможен!

Тем не менее, зрительские симпатии оказались отданы мосту на реке Тихманьге в Архангельской области, вся ценность которого — не в конструктиве, декоре или примененных технологиях; не в архитектурно-материальных категориях, а в значении для местных жителей: соединять одну деревню с другой и быть местом встречи и проведения праздников. На церемонии авторы рассказали, что жители уже посвящают мосту стихи.

Победитель премии АРХИWOOD-2020 в номинации «Интерьер». Выбор жюри. Интерьерный конструктор, вариант 1. Алексей Розенберг. Интерьерный конструктор задуман как набор приемов, позволяющих обустроить студийное пространство. В его основе — идея разноуровневых конструкций, совмещающих функции зонирования и хранения. Конструкции представляют собой обшитый отделочной фанерой металлический каркас и возводятся «всухую», поверх отделки стен и пола © фото Владилен Разгулин
Победитель премии АРХИWOOD-2020 в номинации «Интерьер». Выбор жюри. Интерьерный конструктор, вариант 1. Алексей Розенберг. Интерьерный конструктор задуман как набор приемов, позволяющих обустроить студийное пространство. В его основе — идея разноуровневых конструкций, совмещающих функции зонирования и хранения. Конструкции представляют собой обшитый отделочной фанерой металлический каркас и возводятся «всухую», поверх отделки стен и пола © фото Владилен Разгулин
Победитель премии АРХИWOOD-2020 в номинации «Интерьер». Выбор жюри. Интерьерный конструктор, вариант 2. Алексей Розенберг. Основной прием — поднятое на высоту 1,2-1,9 метра спальное место, под которым располагается гардеробная комната или выкатные системы. Подъем к спальному месту решается как мини-кабинет: расположенные на разных высотах горизонтальные поверхности могут использоваться в качестве рабочего стола или библиотеки © фото Владилен Разгулин
Победитель премии АРХИWOOD-2020 в номинации «Интерьер». Выбор жюри. Интерьерный конструктор, вариант 2. Алексей Розенберг. Основной прием — поднятое на высоту 1,2-1,9 метра спальное место, под которым располагается гардеробная комната или выкатные системы. Подъем к спальному месту решается как мини-кабинет: расположенные на разных высотах горизонтальные поверхности могут использоваться в качестве рабочего стола или библиотеки © фото Владилен Разгулин
Победитель премии АРХИWOOD-2020 в номинации «Реставрация». Выбор народа. Мост на реке Тихманьге в Архангельской области. Владимир Титов (ООО «Мастерская Зодчего»), Сергей Романов, Владимир Лукин (ООО «БизнесКонсалт»). По словам местного населения, мост был построен в 1953 году на месте ранее существовавшего и начал рушиться более двадцати лет назад. Помимо своего основного назначения, его использовали в качестве площадки для проведения различных праздников. После завершения работ жители выразили желание возобновить сложившуюся традицию © фото Владимир Лукин
Победитель премии АРХИWOOD-2020 в номинации «Реставрация». Выбор народа. Мост на реке Тихманьге в Архангельской области. Владимир Титов (ООО «Мастерская Зодчего»), Сергей Романов, Владимир Лукин (ООО «БизнесКонсалт»). По словам местного населения, мост был построен в 1953 году на месте ранее существовавшего и начал рушиться более двадцати лет назад. Помимо своего основного назначения, его использовали в качестве площадки для проведения различных праздников. После завершения работ жители выразили желание возобновить сложившуюся традицию © фото Владимир Лукин
Победитель премии АРХИWOOD-2020 в номинации «Интерьер». Выбор жюри. Консервация часовни XVII века в Мурманской области под геодезическим куполом. Сельскохозяйственный производственный кооператив «Тундра» (Иван Вдовин). В 2002 году в глухом лесу в центральной части Кольского полуострова была найдена ветхая часовня, в соответствии с документами поставленная в 1681 году во исполнение указа царя Федора Алексеевича. Для сохранения от дальнейшего разрушения в 2018 году из лиственничной доски над часовней возвели геодезический купол, накрытый пленкой «Cветлица» © фото Иван Вдовин
Победитель премии АРХИWOOD-2020 в номинации «Интерьер». Выбор жюри. Консервация часовни XVII века в Мурманской области под геодезическим куполом. Сельскохозяйственный производственный кооператив «Тундра» (Иван Вдовин). В 2002 году в глухом лесу в центральной части Кольского полуострова была найдена ветхая часовня, в соответствии с документами поставленная в 1681 году во исполнение указа царя Федора Алексеевича. Для сохранения от дальнейшего разрушения в 2018 году из лиственничной доски над часовней возвели геодезический купол, накрытый пленкой «Cветлица» © фото Иван Вдовин
Снизу обеспечен свободный доступ воздуха, а вверху имеются вентиляционные окна, что обеспечивает постоянную вентиляцию воздуха. В настоящее время планируется непосредственно реставрация часовни © фото Иван Вдовин
Снизу обеспечен свободный доступ воздуха, а вверху имеются вентиляционные окна, что обеспечивает постоянную вентиляцию воздуха. В настоящее время планируется непосредственно реставрация часовни © фото Иван Вдовин
Гран-при премии АРХИWOOD-2020. «Сжигая мосты» в Никола-Ленивце, Калужская область. KATARSIS architects (Петр Советников, Вера Степанская). Идея проекта буквально соответствует названию. Мост, сожженный на Масленицу в Никола-Ленивце, выражает необратимые изменения, происходящие в жизни всего мира и в жизни каждого отдельного человека. Мост, вырастающий прямо из поля, — поэтический образ, символ пространства, и, в конечном счете, символ времени. © фото Григорий Соколинский, Лев Звёздный, Дмитрий Серебряков, Алексей Траханов
Гран-при премии АРХИWOOD-2020. «Сжигая мосты» в Никола-Ленивце, Калужская область. KATARSIS architects (Петр Советников, Вера Степанская). Идея проекта буквально соответствует названию. Мост, сожженный на Масленицу в Никола-Ленивце, выражает необратимые изменения, происходящие в жизни всего мира и в жизни каждого отдельного человека. Мост, вырастающий прямо из поля, — поэтический образ, символ пространства, и, в конечном счете, символ времени. © фото Григорий Соколинский, Лев Звёздный, Дмитрий Серебряков, Алексей Траханов
«Нам было важно создать протяженный объект, объект-путь, ни на что не похожий, не вызывающий конкретных прямых ассоциаций, словно из другой цивилизации, — рассказывают архитекторы». © фото Григорий Соколинский, Лев Звёздный, Дмитрий Серебряков, Алексей Траханов
«Нам было важно создать протяженный объект, объект-путь, ни на что не похожий, не вызывающий конкретных прямых ассоциаций, словно из другой цивилизации, — рассказывают архитекторы». © фото Григорий Соколинский, Лев Звёздный, Дмитрий Серебряков, Алексей Траханов
Две башни высотой 20 метров и шириной около 14 метров были соединены платформой. Длина всей конструкции составляла около 70 метров. Стоечно-балочный каркас из деревянных элементов внутри имеет заполнение из старых поддонов, сена и строительного мусора. Для каркаса использовалась древесина, зараженная жуками короедами. © фото Григорий Соколинский, Лев Звёздный, Дмитрий Серебряков, Алексей Траханов
Две башни высотой 20 метров и шириной около 14 метров были соединены платформой. Длина всей конструкции составляла около 70 метров. Стоечно-балочный каркас из деревянных элементов внутри имеет заполнение из старых поддонов, сена и строительного мусора. Для каркаса использовалась древесина, зараженная жуками короедами. © фото Григорий Соколинский, Лев Звёздный, Дмитрий Серебряков, Алексей Траханов
Авторы стремились вызвать у зрителя чувство личного участия в происходящем. До сожжения зрители могли весь день свободно гулять вдоль Моста, перейти через него – он  буквально стал частью их жизни и привычной частью ландшафта. А затем каждый брал хворост и оставлял на Мосту, внося личный вклад в будущий костер. Так сожжение стало и коллективным действием, и глубоко личным переживанием для каждого из зрителей. © фото Григорий Соколинский, Лев Звёздный, Дмитрий Серебряков, Алексей Траханов
Авторы стремились вызвать у зрителя чувство личного участия в происходящем. До сожжения зрители могли весь день свободно гулять вдоль Моста, перейти через него – он буквально стал частью их жизни и привычной частью ландшафта. А затем каждый брал хворост и оставлял на Мосту, внося личный вклад в будущий костер. Так сожжение стало и коллективным действием, и глубоко личным переживанием для каждого из зрителей. © фото Григорий Соколинский, Лев Звёздный, Дмитрий Серебряков, Алексей Траханов
Победитель премии АРХИWOOD-2020 в номинации «Арт-объект». Выбор жюри. «Стена-Музей. Ящики Памяти». Озеро Байкал, остров Ольхон, поселок Хужир, арт-резиденция «Порт Ольхон». Владимир Кузьмин © фото Алексей Сергеев, Дарья Граф, Владимир Кузьмин
Победитель премии АРХИWOOD-2020 в номинации «Арт-объект». Выбор жюри. «Стена-Музей. Ящики Памяти». Озеро Байкал, остров Ольхон, поселок Хужир, арт-резиденция «Порт Ольхон». Владимир Кузьмин © фото Алексей Сергеев, Дарья Граф, Владимир Кузьмин
«Стена-музей» — частью средового оформления для организации постановки «Божественной комедии» Данте и элемент инсталляции «Рай», которая предполагается в дальнейшем как общественное пространство в виде кольцевого помоста-«сцены» и линейных «хоров» © фото Алексей Сергеев, Дарья Граф, Владимир Кузьмин
«Стена-музей» — частью средового оформления для организации постановки «Божественной комедии» Данте и элемент инсталляции «Рай», которая предполагается в дальнейшем как общественное пространство в виде кольцевого помоста-«сцены» и линейных «хоров» © фото Алексей Сергеев, Дарья Граф, Владимир Кузьмин
Собранная из множества старых ящиков, сохранившихся на складе бывшего рыбзавода, «Стена-музей» предполагает заполнение этих ящиков «артефактами», «бывшими вещами» — предметами и объектами, утратившими свою функцию, но сохранившими форму и материал. Эти объекты собираются здесь же, на месте сгоревшего рыбзавода, в индивидуальные композиции и мини-инсталляции, постепенно заполняющие отдельные «Ящики Памяти» © фото Алексей Сергеев, Дарья Граф, Владимир Кузьмин
Собранная из множества старых ящиков, сохранившихся на складе бывшего рыбзавода, «Стена-музей» предполагает заполнение этих ящиков «артефактами», «бывшими вещами» — предметами и объектами, утратившими свою функцию, но сохранившими форму и материал. Эти объекты собираются здесь же, на месте сгоревшего рыбзавода, в индивидуальные композиции и мини-инсталляции, постепенно заполняющие отдельные «Ящики Памяти» © фото Алексей Сергеев, Дарья Граф, Владимир Кузьмин

Еще более интересный подход к реставрации и воссозданию предлагает третий проект шорт-листа — победитель по версии жюри (хотя придти к единому мнению удалось не сразу): ветхая часовня в Мурманской области была законсервирована с помощью геодезического купола, который одновременно обеспечивает вентиляцию воздуха и защищает деревянное строение от разрушения. Есть у купола и еще одна важная опция — возведение часовни в ранг ценного экспоната даже для случайного прохожего, который в обычной ситуации груду старых бревен скорее всего и не заметил бы. Учитывая, что инициаторы проекта планируют рано или поздно провести традиционную реставрацию и сейчас ищут средства — эта опция кажется ключевой. Пиар-компания развертывается пусть и не так широко, как у «Дома со Львом», но зато — исключительно архитектурными средствами. Сохранение и развитие, как сейчас любят говорить. Очень свежо — особенно на контрасте конструкций купола и часовни (при том, то и те, и другие — из дерева!).

Вопрос: и все-таки — что такое арт-объект? Ответ: это работа с временем и памятью

К номинации «Арт-объект» после нескольких часов дискуссий лично я вернулась с двумя сформированными мыслями. Первая — если и давать кому-то в этом году «Гран-при», то именно в этой категории. Вторая — надо все же попытаться выбрать одно первое место, а не три или пять. И поскольку в конце самой первой итерации обсуждения у нас все же наметился лидер — «Сожженный мост» от KATARSIS architects (как наименее функциональный объект в силу своего краткого и уже завершившегося существования), мое предложение присудить им «Гран-при» поддержали единогласно. Если говорить про прорывы 2020-го, то Петр Советников и Вера Степанская — определенно один из них, и отголоски той ритуальной прогулки по мостам — одновременно знакомства и прощания (первый случай такого тесного контакта с объектом масленичного сожжения в Никола-Ленивце), — и отблески того «большого огня», который угас через час, согревают их до сих пор: ребята продолжают получать награды за этот проект в разных конкурсах. Не исключено, что неожиданная реализация вращающей Триумфальной арки, которая была придумана ими для совершенно другого случая и в жизни оказалась даже лучше, чем на картинках, — последствия того «пожара».

Оставалось решить с первым местом. И я сейчас не претендую на озвучивание мнения всех членов жюри, но для меня выбор «Стены-музея» стал логичным противовесом «Мосту»: в то время как последний сгорает дотла, и от него остается только яркое воспоминание и переживание, «Ящики памяти», в которые любой местный житель или гость арт-резиденции может поместить свой собственный «экспонат» из найденных тут же останков рыбного завода — некогда главного предприятия Ольхона, — день за днем реконструируют, материализуют память об утраченном.  Через художественную призму деревянного ящика извлеченные из пепелища воспоминания трансформируют прошлое, и настоящее, и будущее. «Может быть, это и есть Рай»1 ©.

Все номинанты АРХИWOOD-2020

1 Цитата их авторского описания «Стены-музея». Подробнее об арт-резиденциях и арт-инсталляциях на Ольхоне читайте в нашем новом ПР95

читать на тему: