Зодчество-2019. Границы кураторства

Институту кураторства на главном фестивале Союза архитекторов России этом году исполняется 10 лет. Можно говорить о «Зодчестве» до и после 2009 года — достаточно вспомнить, что в эпоху «до» на фестивале было возможно выступление казачьего хора. Роль реформатора выпала архитектору-бумажнику и мастеру чистых экспозиционных решений Юрию Аввакумову. Он минимальными средствами не только произвел революцию в организации пространства фестиваля, но и задал ему концептуальную повестку. Фактически «Зодчество» и сегодня существует в той же парадигме десятилетней давности: упорядоченный хаос проектов, присланных со всей страны на смотр-конкурс, и «прикрывающие» его кураторские инициативы.

В последние годы куратора выбирают по результатам конкурса на лучшую концепцию фестиваля, и порой бывают довольно смелые предложения по изменению формы и содержания этого события. Взять, например, конкурс 2017 года, информация о котором есть на сайте САР. Артель архитекторов megabudka, KOSMOS architects и Артема Черникова предлагала разомкнуть пространство узкопрофессионального фестиваля и вывести его на улицы города. В беседе с ПР Черников (рядчик «Артели архитекторов», сотрудничающий в т. ч. с МАРШ Лаб) высказал мнение, что ежегодный отчет архитекторов перед архитекторами — а именно им и является «Зодчество» — это давно устаревший и малоинтересный сюжет. «Архитектура — это междисциплинарная коллаборация. Формат выставки проектов на планшетах и дискуссий в сегодняшнем виде не дает возможности настоящего диалога с конечным пользователем и профессионалами из других областей. Диалог может проходить по-разному, но диалог, ведущийся на "Зодчестве", мог бы вообще не проходить — и этого никто бы не заметил». По словам Черникова, молодым архитекторам важно участвовать в больших профессиональных событиях, как-то заявлять о себе, и они вливаются в кураторскую программу «Зодчества», если их приглашают. «Но если спросить их, какой они видят саму площадку, то, думаю, в идеале они видят ее как-то иначе», — предполагает Артем Черников.

Редакция со своей стороны задала этот вопрос девяти молодым архитектурным бюро — участникам организованного нами проекта «Новая оптика» на круглом столе «Метаархитектура: стирая границы». Они подтвердили, что границы нужно стирать прежде всего между «Зодчеством» и городом, между архитектурой и другими дисциплинами, активно вовлекая художников, графических дизайнеров, музыкантов и т.д.

Отметим, впрочем, что молодежи в программе не так уж много (студентов и школьников в расчет не берем). Кроме круглого стола, который инициировал наш журнал, можно отметить разве что лекцию Виктора и Дмитрия Столбовых из бюро Syndicate, спроектировавшего летний кинотеатр «Гараж». Его пригласила на «Зодчество» Елена Петухова как продюсер специальных программ СМА, но это скорее ее личная инициатива, чем желание Союза налаживать контакт с перспективной молодежью.

Павильон «Прозрачность идеи — идея прозрачности» (куратор — Владимир Кузьмин)
Павильон «Прозрачность идеи — идея прозрачности» (куратор — Владимир Кузьмин)
Экспозиция «Проект Россия. Новая оптика» (куратор — главный редактор «Проект Россия» Юлия Шишалова, технический партнер — ZORGTECH)
Экспозиция «Проект Россия. Новая оптика» (куратор — главный редактор «Проект Россия» Юлия Шишалова, технический партнер — ZORGTECH)
Экспозиция «Проект Россия. Новая оптика». Анимированное графическое эссе бюро «ХОРА», исследующего наш «припоминательный инструмент»
Экспозиция «Проект Россия. Новая оптика». Анимированное графическое эссе бюро «ХОРА», исследующего наш «припоминательный инструмент»
Экспозиция «Проект Россия. Новая оптика». Книги-раскадровки фильма о спальных районах как главном носителе московской повседневности. Бюро Prostor Collective
Экспозиция «Проект Россия. Новая оптика». Книги-раскадровки фильма о спальных районах как главном носителе московской повседневности. Бюро Prostor Collective
Экспозиция «Проект Россия. Новая оптика». Экран с фильмом SKNYPL о страхе в большом городе PHOBOS (на заднем плане) и интерактивные «Поэтические высказывания» бюро KATARSIS architects
Экспозиция «Проект Россия. Новая оптика». Экран с фильмом SKNYPL о страхе в большом городе PHOBOS (на заднем плане) и интерактивные «Поэтические высказывания» бюро KATARSIS architects
Журнал «Проект Россия» на фестивале «Зодчество»
Журнал «Проект Россия» на фестивале «Зодчество»

Еще один ее представитель — Егор Орлов, спекулятивный архитектор и концептуалист. На «Зодчестве» 2015 года, проходившем в ЦДХ, он оформлял центральное панно с фантазийной Россией будущего при входе, а в этом году графика его подопечных из Тимирязевской детской художественной школы, где Орлов ведет курс «Архитектура будущего», получили «Золотой знак» (см. 1, 2, 3, 4, 5). В уже упоминавшемся конкурсе на кураторство в 2018 году Орлов и Камила Халилова (оба — выпускники студии TIArch), подали заявку на проведение «1-го международного фестиваля спекулятивной архитектуры» (по ее следам в журнале Tatlin Mono был опубликован программный текст). Молодые архитекторы предложили допустить ряд условий и сочинить архитектурное будущее, исследуя его возможности. По их версии, такая модель влечет за собой появление архитектурных пространств, которые умеют удивлять, «ведь, новым размерам архитектуры будущего нужны свои неогалактические и игровые формулы». Заявка и два года спустя разрывает шаблон (в пространстве выставки разворачиваются сюжеты, облеченные в форму сказок, например: «Одноразовый мир будущего», «Супер-способности будущего», «Архитектура человеческого тела будущего»), это архитектура и мир из послезавтра, непонятно, как это реализовать, высок риск странного результата. Последнее, наверное, и отпугнуло членов жюри, не готовых к экспериментам. В итоге они единогласно выбрали понятную повестку про новые подходы к формированию и оценке качества городской среды, предложенную архитекторами-«ветеранами» Владом Савинкиным и Владимиром Кузьминым («Поле-дизайн»). После «Реконтекста» они остались курировать фестиваль и в 2019-м, предложив тему «Прозрачность». Но эта широкая концептуальная рамка оказалась наполненной зачастую слишком ожидаемым содержанием: прозрачные ограждающие конструкции, перетекание интерьера в экстерьер и наоборот, прозрачность коммуникации в эпоху соцсетей и гаджетов, новые технологии как инструмент повышения прозрачности процесса проектирования и реализации… Участники проекта ПР «Новая оптика» — бюро SKNYPL — для архитектурного фестиваля в Лондоне с близкой темой «Границы» раскрыли ее в гораздо более неожиданном ключе.

Экспозиция «Проект Россия. Новая оптика». Архитектурная мастерская PapaUrban. «Смыслостас» из проекта «Архитектурные смыслы: символы веры», манифестирующий принципы архитекторов на тему модернизма и народной архитектуры
Экспозиция «Проект Россия. Новая оптика». Архитектурная мастерская PapaUrban. «Смыслостас» из проекта «Архитектурные смыслы: символы веры», манифестирующий принципы архитекторов на тему модернизма и народной архитектуры
Экспозиция «Проект Россия. Новая оптика». Творческое объединение UTRО. Проект «Экосистема» иллюстрирует процесс ежедневной деятельности архитекторов как непрерывный поиск баланса между компонентами хрупкой экосистемы, среди которых и личные приоритеты каждого из членов команды, и прочие вводные, важные для творческого процесса
Экспозиция «Проект Россия. Новая оптика». Творческое объединение UTRО. Проект «Экосистема» иллюстрирует процесс ежедневной деятельности архитекторов как непрерывный поиск баланса между компонентами хрупкой экосистемы, среди которых и личные приоритеты каждого из членов команды, и прочие вводные, важные для творческого процесса
Экспозиция «Проект Россия. Новая оптика». Бюро Saga. Проект «Новый мрамор». Архитекторы предлагают посмотреть на переработанный пластик, походящий по фактуре на мрамор, как на «новую роскошь» — роскошь осознанного потребления
Экспозиция «Проект Россия. Новая оптика». Бюро Saga. Проект «Новый мрамор». Архитекторы предлагают посмотреть на переработанный пластик, походящий по фактуре на мрамор, как на «новую роскошь» — роскошь осознанного потребления
Экспозиция «Проект Россия. Новая оптика». Бюро Nowadays. Инсталляция MIXED MEDIA. По словам архитекторов, их практика устроена «как гнездо, куда они, зачарованные блеском вещей и идей, тащат все, что приглянется». Другое подходящее сравнение — шкатулка с драгоценностями, но драгоценностями особого толка, которые многие сочли бы как минимум странными и бесполезными, однако, как только они попадают в «волшебную шкатулку» Nowadays, то начинают играть новыми гранями
Экспозиция «Проект Россия. Новая оптика». Бюро Nowadays. Инсталляция MIXED MEDIA. По словам архитекторов, их практика устроена «как гнездо, куда они, зачарованные блеском вещей и идей, тащат все, что приглянется». Другое подходящее сравнение — шкатулка с драгоценностями, но драгоценностями особого толка, которые многие сочли бы как минимум странными и бесполезными, однако, как только они попадают в «волшебную шкатулку» Nowadays, то начинают играть новыми гранями
Экспозиция «Проект Россия. Новая оптика». Интерактивная игра от Archifellows: алгоритм массово производит массовую архитектуру
Экспозиция «Проект Россия. Новая оптика». Интерактивная игра от Archifellows: алгоритм массово производит массовую архитектуру

В самой экспозиции тема транслирована тоже во многом слишком буквально: прозрачные перегородки выставочных боксов из поликарбоната, шелкография на прозрачном оргстекле, макеты из прозрачного стекла и пластика. Таким образом, тема фестиваля (она же — кураторский замысел) была редуцирована его участниками до уровня внешнего признака, который прикладывается к любому произведению. Так произошло с экспозицией «Лекало архитектора» (куратор Эдуард Кубенский, Tatlin), впервые показанной почти год назад в Музее архитектуры им. Щусева. Она классная, но изначально лекала были черные, а не прозрачные. Таков не входящий в кураторскую зону, но примазывающийся к теме стенд НИиПИ Генплана, где панели из плексигласа с изображением сеток различных городов иллюстрируют «набор методических подходов к градостроительному проектированию, благодаря которым на уровне архитектурно-планировочной организации территории создаются условия формирования комфортной городской среды». Таков стенд Екатеринбурга (куратор вновь Э. Кубенский) с инсталляцией из стилизованных двухмерных пластиковых деревьев, кроны которых изображают районы города. Таковы практически все проекты в кураторской секции — хорошие сами по себе, но притягивающие за уши свою «прозрачность», чтобы по формальному признаку вписаться в концепцию.

Тем не менее, нельзя не отметить, что в этом году было гораздо больше интерактивности, чем обычно: многие стенды были запрограммированы на взаимодействие с посетителями и решены весьма остроумно. Скажем, «Киоск архитектора» (Учебная мастерская Малахова/Репиной, СамГТУ), где любой мог примерить на себя роль заказчика и провести переговоры с архитектором. Или закуток проекта «Цифровой ландшафт» (кураторы Сергей Крючков / Наталия Воинова), где ты надевал VR-очки и бродил среди трехмерных моделей великих произведений не-фигуративной живописи XX века, выполненных студентами Школы дизайна ИОН РАНХиГС.

Экспозиция «Лекало архитектора» (куратор — Эдуард Кубенский, Tatlin)
Экспозиция «Лекало архитектора» (куратор — Эдуард Кубенский, Tatlin)
Стенд ГлавАПУ был одним из ярких примеров интерактивности и был вечно оккупирован желающими пораскрашивать панораму Москвы
Стенд ГлавАПУ был одним из ярких примеров интерактивности и был вечно оккупирован желающими пораскрашивать панораму Москвы
«Киоск архитектора» (Учебная мастерская Малахова / Репиной, СамГТУ). Из манифеста: «Инсталляция
«Киоск архитектора» (Учебная мастерская Малахова / Репиной, СамГТУ). Из манифеста: «Инсталляция "Киоск архитектора" является символической моделью скромной попытки критического осмысления конфликта между фатальной прозрачностью среды и человеком; между зоной и индивидом; между конвейером и ремеслом… Человеческое тепло пронизывает ритуал жесткой процедуры покупки-продажи с помощью диалога архитектора и клиента; коммерческой манипуляции противостоит профессиональный творческий акт»
Инсталляция-хеппенинг «Прозрачность процесса 1:10» (кураторы — Глеб Соболев, Марина Силкина, МАРХИ). В течение трех дней студенты 1-го курса кафедры «Дизайн архитектурной среды» и посетители-волонтеры возводили из известняка макет «Дома для летнего отдыха у моря» в масштабе 1:10. Помимо макета, на выставке были показаны все этапы создания учебного проекта — эскизов и чертежей. По утверждению кураторов, происходящее на стенде «символизирует прозрачность процесса обучения архитектуре через практику строительства»
Инсталляция-хеппенинг «Прозрачность процесса 1:10» (кураторы — Глеб Соболев, Марина Силкина, МАРХИ). В течение трех дней студенты 1-го курса кафедры «Дизайн архитектурной среды» и посетители-волонтеры возводили из известняка макет «Дома для летнего отдыха у моря» в масштабе 1:10. Помимо макета, на выставке были показаны все этапы создания учебного проекта — эскизов и чертежей. По утверждению кураторов, происходящее на стенде «символизирует прозрачность процесса обучения архитектуре через практику строительства»

Смысловым центром экспозиции стал павильон-купол «Идея прозрачности / Прозрачность идеи» (куратор Владимир Кузьмин) с инсталляциями известных российских архитекторов, интерпретировавшими заглавную тему. Здесь были сильные художественные образы и даже одно антагонистическое высказывание, пафос которых был разбавлен экспонатом-шуткой: установленным в центре пятачка куском прозрачного плексигласа со скриншотом переписки Владимира Кузьмина и Сергея Скуратова. В ней Скуратов отказывается от предложения принять участие в этой экспозиции, сославшись на занятость и нежелание халтурить за месяц до фестиваля. Отказ от участия в «Зодчестве» с чем-то проходным — как событие, как концептуальный объект. Выходка удалась, и Скуратов словил хайп.

Инсталляция «Не-прозрачность» или «Ненужные окна» бюро Citizenstudio. Из авторского описания: «ВМЕСТО ОКНА — ТЕЛЕВИЗОР, МОНИТОР, СМАРТФОН. Мы меняем прозрачность окна на ту реальность, которую для нас выстраивают другие. Искожая, манипулируя, обманывая. Если выдуманная, виртуальная реальность важнее настоящего мира — ОКНА НЕ НУЖНЫ. ЗАЧЕМ?»
Инсталляция «Не-прозрачность» или «Ненужные окна» бюро Citizenstudio. Из авторского описания: «ВМЕСТО ОКНА — ТЕЛЕВИЗОР, МОНИТОР, СМАРТФОН. Мы меняем прозрачность окна на ту реальность, которую для нас выстраивают другие. Искожая, манипулируя, обманывая. Если выдуманная, виртуальная реальность важнее настоящего мира — ОКНА НЕ НУЖНЫ. ЗАЧЕМ?»
Фрагмент инсталляции «Не-прозрачность» или «Ненужные окна» бюро Citizenstudio
Фрагмент инсталляции «Не-прозрачность» или «Ненужные окна» бюро Citizenstudio
Инсталляция Сергея Скуратова
Инсталляция Сергея Скуратова
Выставка «Проект Россия» лучших проектов частной архитектуры 2017-2019. Спонсор «Центрсвет»
Выставка «Проект Россия» лучших проектов частной архитектуры 2017-2019. Спонсор «Центрсвет»
В рамках этой выставки прошла лекция польского архитектора Войцеха Фудалы из бюро KWK Promes, чей основатель Роберт Конечны выступил членом жюри ПР91. Спонсор — «Центрсвет», при поддержке Польского культурного центра
В рамках этой выставки прошла лекция польского архитектора Войцеха Фудалы из бюро KWK Promes, чей основатель Роберт Конечны выступил членом жюри ПР91. Спонсор — «Центрсвет», при поддержке Польского культурного центра

Напоследок хочется сказать о наболевшем — о пресловутых планшетах с проектами, присланными на фестивальные конкурсы. Их стало существенно меньше, но они все еще висят по всему периметру экспозиции, создавая что-то вроде архитектурного белого шума. «Проект Россия» и сам грешен: по случаю выхода печатного журнала редакция традиционно проводит выставку планшетов с лучшими постройками, опубликованными в последнем номере. По совпадению ПР91 вышел аккурат перед «Зодчеством», и мы добавили планшетов от себя, но оговоримся: их было всего тридцать, а не несколько сотен. Но вообще не оставляет вопрос: зачем в эпоху цифры предъявлять на бумаге скопом все то, что спроектировано и построено за три года? На WAF, где проектов больше пятиста, от планшетов отказались в пользу интерактивных экранов еще в 2017 году — что мешает сделать то же на «Зодчестве»? Юрий Аввакумов в беседе с ПР предложил идею нехитрого медиа-проекта, который мог бы перевести трехдневное ознакомление с корпусом современной отечественной архитектуры в онлайн-режим. «Я бы условно назвал его "Широкополосная Россия". Представим себе: карта страны, на которой отмечаются все новые архитектурные реализации. Каждый день на ней появляются новые точки. При клике на точку мы видим краткую информацию: название, кто спроектировал, чертежи, фотографии. Можно короткий трейлер подгружать. Все, как на сайтах-агрегаторах бесплатного видео-контента. Тут же можно народный рейтинг подключить. А в конце года собираются эксперты и оценивают все эти проекты. Главное — поставить хороший движок». Это сценарий цифрового переворота на «Зодчестве» и отличный проект для САР по систематизации и популяризации отечественной архитектуры (кстати, проект «Российская архитектура. Новейшая эра», в котором наш журнал тоже принимает участие и который продолжил сбор мнений и интервью о минувших 30 годах на «Зодчестве», фактически это и делает — см. интерактивную карту). Сверх того — это свобода для куратора, которому не надо будет учитывать погонные метры планшетов при организации экспозиции.

Да, куратором «Зодчества» в 2020 году будет Эдуард Кубенский. Прочтите его фантасмагорический сон-пьесу о «Зодчестве» в фейсбуке и следите за событиями. Нас, видимо, ждет любопытный разговор на поистине безграничную тему «Вечность».

читать на тему: