Новый музей московского кремля К5

В конце 2022 года под сводами Оружейной палаты состоялась двойная презентация — одновременно проекта нового здания музеев московского кремля в Средних торговых рядах и сайта, посвященного этому проекту. Сайта — истории в 12 главах, сайта — преддверия будущего сакрального и сокровенного пространства, по-прежнему скрытого от посторонних глаз в самом сердце города. Сайта, который, как и новое здание, стал совместным творением самих музеев и архитекторов «Меганом» и Nowadays. Сайта-обещания, что хотя стройка и не завершится в ближайшее время, как планировалось, отныне каждый сможет следить за тем, что происходит внутри, виртуально, открывая страницу за страницей, главу за главой, слой за слоем.

расположение:

Москва, Кремлевская площадь, 5

проектирование:

2015 – н.в. (архитектура), 2017 - н.в. (постоянная экспозиция)

общая площадь комплекса:

81 278 м2

корпус А (исторический):
35 760,64 м2

корпус Б (новый):
45 351,51 м2

наземные переходы:

165,88 м2

площадь застройки:
13 260 м2

этажность:
переменная, 4–7 этажей

авторы проекта:
Меганом

Юрий Григорян, Наталья Чернякова, Максим Бреслер, Александр Макаров, Юрий Кузнецов, Игорь Скачков, Юлия Гунина

Nowadays

Ната Татунашвили, Наталья Масталерж, Анастасия Тихомирова, Анна Копеина, Светлана Могилева, Алена Казарьян, Юлия Хомутская, Кристина Егорушкина, Стэфания Стамболиева, Лика Бакурадзе, Олена Гранкина, Наталия Логинова, Алиса Ягудина, Лера Чубара, Максим Малеин, Андрей Никифоров, Антон Федулов, Алексей Пухов, Артем Вожакин, Светлана Воронкина, Олег Корпачев, Анна Герасимова, Евгения Ещенко, Андрей Беломутский, Виктория Козичева, Кирилл Волков, Екатерина Удут, Ирина Думнова, Игорь Маев-Филиппов, Маргарита Асанина, Александр Язловский, Мария Плынина, Дарья Кармазина, Екатерина Аулова, Кирилл Бережнов, Людмила Гриднева, Наталья Гриднева, Марфа Гуркова, Дарья Зверева, Евгения Кирюшина, Василий Кулешов, Константин Тарабанов, Александра Бурмистрова, Александра Перевалова, Юлия Каптур, Фабрицио Фуриасси, Денис Степанов

Приспособление под Музеи Московского Кремля Средних торговых рядов на Красной площади по проекту «Меганом» + Nowadays — пожалуй, одна из самых масштабных и интригующих строек Москвы. Масштабная не в смысле занимаемой площади, а с точки зрения замысла и задачи — создать новое место обитания 3,5 тысячам музейных артефактов и составить конкуренцию (пусть и негласную) тем архитектурным шедеврам, где экспонаты выставлялись до сих пор. И когда в разгар подготовки номера ПР93/94 я получила от бюро Nowadays приглашение взглянуть на происходящее за забором, отказаться едва ли было возможно: хотя проект нигде не публиковался, я с первой же услышанной презентации легко, как запоминают сказку на ночь, впитала придуманный архитекторами нарратив. И теперь не терпелось самой взглянуть, как за резными фасадами возникает «ларец» нового объема — и тоже покрывается резьбой; как внутри «ларца» постепенно обретают плоть и кровь «заяц» — концертный зал и «утка» — витая лестница; как подвешен этот «ларец» на почти невесомых «цепях»-мостах и как оживают галереи бывших торговых складов, готовясь к приему сокровищ.

Но удивительное дело: отшлифованные до мельчайших деталей идеи, в реале еще не обретшие задуманного лоска и блеска, предстают совсем в ином свете. Как если бы вместо того, чтобы исполнить песню целиком, с куплетами и припевами, тебе бы напели только главный мотив. Но он лишь и нужен, чтобы оценить, по сердцу ли песня. Ощутить, как даже просто металлический остов будущей «крышки» «рожка», очерчивающий контуры сводов, накрывает с головой и без перламутровой облицовки. Как устремляется навстречу его изгибам, закручиваясь пружиной, лестница, такая чинная на визуализациях. Как льется свет через гигантское окно-витрину, который рано или поздно остановят своим «телом» оружейные раритеты. И как он же пронизывает кирпичные своды исторического здания, высвечивая новые силуэты анфилад через проемы, многие из которых закроют для создания в залах нужного микроклимата. Это даже не музей без экспонатов — напротив, мне словно показали самый главный экспонат, главное сокровище, заветную иглу-стержень, на которую потом будут нанизаны все смыслы — и жизни, и смерти.

Концепция и контент сайта k5.kreml.ru — Nowadays, разработка сайта — Агентство ONY
Концепция и контент сайта k5.kreml.ru — Nowadays, разработка сайта — Агентство ONY

Так что для нас знакомство с проектом на вновь созданном сайте было отнюдь не первым: в журнале мы уже опубликовали большую статью о новом музее. Тогда, правда, еще не было названия К5 — культурного кода, в котором зашифрован и адрес (Кремлевская площадь, дом 5), и фамилия архитектора Романа Клейна — автора Средних торговых рядов, и значительно расширенный функционал будущего музейного комплекса: помимо выставочных залов — реставрационные мастерские, детский центр, лекторий-кинотеатр, магазин, ресторан.  И хотя публикация фотографий со стройки по-прежнему запрещена (хотя многое уже можно рассмотреть в официально опубликованному видео), мы рады пригласить вас на онлайн-экскурсию с бюро «Меганом» и Nowadays, в которой они подробно объясняют и про вложенность, и про русскость, и про то, как инкрустация из декоративного приема становится архитектурным. И вы тоже — уже сейчас — наверняка почувствуете то, что вообще-то обещано в самом финале: предвкушение значительного.

Подготовила Юлия Шишалова

Новый музей — часть ансамбля Музеев Московского Кремля — выносит коллекцию Оружейной палаты за пределы Кремлевских стен, делая ее доступной и открытой городу. Новый музей состоит из двух частей — исторической и современной. Историческая располагается в реконструирован- ном здании Средних торговых рядов между Красной площадью и Ильинкой
Новый музей — часть ансамбля Музеев Московского Кремля — выносит коллекцию Оружейной палаты за пределы Кремлевских стен, делая ее доступной и открытой городу. Новый музей состоит из двух частей — исторической и современной. Историческая располагается в реконструирован- ном здании Средних торговых рядов между Красной площадью и Ильинкой
Другая часть музея занимает современный корпус, возведенный внутри исторического. Новое здание полностью скрыто за фасадом XIX века и не нарушает устоявшуюся композицию Красной площади, включенную ЮНЕСКО в список памятников Всемирного наследия
Другая часть музея занимает современный корпус, возведенный внутри исторического. Новое здание полностью скрыто за фасадом XIX века и не нарушает устоявшуюся композицию Красной площади, включенную ЮНЕСКО в список памятников Всемирного наследия

В то время как музеи XIX века напоминали пространственные каталоги или трехмерные энциклопедии, XX и XXI столетия привнесли в музейную экспозицию логику нарратива. Поэтому для работы над проектом было необходимо найти сильный образ или ряд образов, а также новые принципы, которые объединили бы архитектуру, дизайн и коммуникацию.

1. Образы

Первый главный новый принцип — невиданная ранее открытость городу и сильная связь с контекстом. По четырем сторонам света новый музей окружают четыре стихии: Красная площадь — главная площадь города; ГУМ — «храм торговли» и главный магазин страны, который к тому же почти не отличим от исторического корпуса музея; Парк Зарядье — архетип нового московского девелопмента; Гостиный двор — крупнейшее выставочное пространство плюс самый большой перекрытый пролет в городе (соседство с огромным сводом — гигантским выставочным пространством — тоже очень сильно определяет драматургию музея).

Еще один принцип — это русскость. Все окружающие здание «стихии» во многом олицетворяют русский стиль разных эпох. Музей не перенимает ничего специально и не стремится специально быть русским, но клейновская архитектура и сама коллекция определяют эту часть контекста, в котором он существует.

Принцип вкладывания одного в другое, скрытость, многослойность, но проявленная не в иерархии, а во взаимодополнении и взаимоотношении элементов, вырастает из ассоциации со сказочными сюжетами, в которых одна сущность скрывает в себе другую, а в той таится еще одна: иголка в яйце, яйцо в утке, утка в зайце, заяц спрятан в ларце; ель в лесу, под елью белка грызет орехи, которые под золотыми скорлупками прячут изумрудные ядра.

Именно архитектурная форма — новое здание, заключенное в периметр исто- рического, — определяет ассоциативный образ музея. Заключение одного в другое, многократно повторенная вложенность и создает множественность пространств, которые всегда определяются двумя разными сущностями. Внешняя оболочка, которая находится в контакте с окружающим миром, — историческое здание Средних торговых рядов — это резной костяной ларец. Он скрывает сокровища от посторонних глаз, но своей богатой фактурой и декоративностью говорит о высокой ценности хранящихся в нем вещей
Именно архитектурная форма — новое здание, заключенное в периметр исто- рического, — определяет ассоциативный образ музея. Заключение одного в другое, многократно повторенная вложенность и создает множественность пространств, которые всегда определяются двумя разными сущностями. Внешняя оболочка, которая находится в контакте с окружающим миром, — историческое здание Средних торговых рядов — это резной костяной ларец. Он скрывает сокровища от посторонних глаз, но своей богатой фактурой и декоративностью говорит о высокой ценности хранящихся в нем вещей
За стенками ларца обнаруживается лаконичная и строгая клетка — монолитный каркас нового музея, выложенный белым глазурованным кирпичом, который на некоторых участках складывается в орнамент
За стенками ларца обнаруживается лаконичная и строгая клетка — монолитный каркас нового музея, выложенный белым глазурованным кирпичом, который на некоторых участках складывается в орнамент
Между историческим корпусом А и новым зданием Б пролегает улица. Она не обладает собственными характеристиками, а создается напряжением между ограничивающими ее с двух сторон сущностями. Внешняя сетка нового здания отвечает сетке фасада исторического корпуса, но в другом масштабе. Образ улицы в пролегающем между двумя корпусами пространстве конструируется отношением двух фасадных сеток, сходных, но вместе с тем имеющих большие различия. Сетка корпуса А — относительно мелкая, резная, многодельная, сетка корпуса Б — крупно прочерченная строгими линиями; обе они связаны между собой легкой паутиной воздушных мостов
Между историческим корпусом А и новым зданием Б пролегает улица. Она не обладает собственными характеристиками, а создается напряжением между ограничивающими ее с двух сторон сущностями. Внешняя сетка нового здания отвечает сетке фасада исторического корпуса, но в другом масштабе. Образ улицы в пролегающем между двумя корпусами пространстве конструируется отношением двух фасадных сеток, сходных, но вместе с тем имеющих большие различия. Сетка корпуса А — относительно мелкая, резная, многодельная, сетка корпуса Б — крупно прочерченная строгими линиями; обе они связаны между собой легкой паутиной воздушных мостов

В монолитную рамку нового корпуса вложен украшенный сводчатый объем — «рожок», главная ценность музейного комплекса. Под этим высоким сводом, покрытым светлой керамической плиткой-чешуей, хранится собрание царского оружия, давшее имя всей коллекции.

В просвете между строгой клеткой и декоративным сводом образуются галереи — снова символическое пространство перехода. Благодаря принципу, вокруг которого организован новый фасад, — максимальный размер окна, прозрачность и проницаемость, — он сам становится своего рода витриной.

Наконец, между сводом и экспонатами проложены тонкие мембраны музейных витрин, надежно защищающие сокровища, но проницаемые для света и взгляда.

2. Инкрустации

Фасад исторического здания Средних торговых рядов выполнен в едином цвете и обладает богатой пластикой. Он вызывает в сознании образ резной костяной шкатулки тонкой работы. Чтобы продолжить и усилить эту ассоциацию «цельнокроенности», и внешняя, и внутренняя части здания идентичны по цветовой гамме и фактурам. 

В едином резном костяном объеме корпуса А присутствуют «инъекции» из контрастного материала, которые проходят яркими вставками через все здание, обозначая разные пространства, маркируя ценные участки, расставляя акценты. Это еще один дополнительный слой, который создает разнообразие пространств. Этот слой фактически инкорпорирован в «костяной» объем методом инкрустации. В коллекции музея есть несколько предметов, к украшению которых был применен схожий подход. Так, позолоченное серебряное блюдо XVII века, голландский посольский дар, оказалось недостаточно нарядным, и к свадьбе одного из царевичей было дополнительно украшено драгоценными камнями и гравировкой по центру.

В пространствах исторического корпуса — в сувенирном магазине, кафе, ресторане, зале приемов, административных и научных отделах — тоже применен принцип «инкрустации», контрастных вставок в мягкий, нейтральный фон
В пространствах исторического корпуса — в сувенирном магазине, кафе, ресторане, зале приемов, административных и научных отделах — тоже применен принцип «инкрустации», контрастных вставок в мягкий, нейтральный фон
В ресторане такой инкрустацией служит сталь открытых кухонь и вставки из красного гранита
В ресторане такой инкрустацией служит сталь открытых кухонь и вставки из красного гранита
В зале приемов с окнами на Красную площадь пол выстлан золотистым мрамором
В зале приемов с окнами на Красную площадь пол выстлан золотистым мрамором
Отдельные контрастно выкрашенные стены кабинетов разбивают монотонность мелкоячеистых помещений
Отдельные контрастно выкрашенные стены кабинетов разбивают монотонность мелкоячеистых помещений
Иногда инкрустацией служат элементы дизайна: пандусы, скамейки, другие предметы мебели
Иногда инкрустацией служат элементы дизайна: пандусы, скамейки, другие предметы мебели

3. Экспозиция

Экспозиция Нового музея Кремля — это Оружейная палата, собранная в едином пространстве нового корпуса, и Сокровищница, расположившаяся в полумраке Средних торговых рядов. Вдвоем они определяют архитектуру музея: ожерелье камерных пространств, обнимающее 40-метровый свод нового здания. Огромное внутреннее пространство корпуса Б создает яркую драматургию: пространственные впечатления усиливают впечатления от коллекции. Витрины с экспонатами «вросли в пол» и стали инсталляцией — частью интерьера, которая не соревнуется за внимание посетителя, а создает гиперсценографию.

Древности и сокровища, расставленные в непрерывной анфиладе истори- ческого корпуса, требуют особого подхода к проектированию пространственных впечатлений. Интерьеры залов и режим освещения меняются на протяжении маршрута осмотра и аккомпанируют истории, рассказанной при помощи экспонатов. Полумрак и каменные витрины Византийского зала создают атмосферу таинственности и сакральности.

Драгоценные предметы церковного искусства XVII века размещены в золотом зале идеальных пропорций, залитом мягким естественным светом. В зале Придворной культуры свет, напротив, приглушен, а парадность достигается использованием хрустальных колонн и ритмично расставленных зеркал, напоминающих о бальных залах.

В нескольких комнатах окна сохранили эффектные виды на Красную площадь и собор Василия Блаженного. Их оставили открытыми, чтобы посетитель мог связать музей с точкой в пространстве, в которой он находится, и прочувствовать торжественность архитектурного окружения.

Все выставочные пространства расположены на одном уровне, части которого связаны между собой стеклянными мостами. Они оторваны от земли и подняты на второй этаж, чтобы отдать площади первого этажа общественным функциям.

4. Драматургия

Попадая через арку в новое здание, посетители оказываются в просторном атриуме с 15-метровым сводом «рожка» над головой. Впечатление, которое производит это пространство, основано на двух сильных элементах: высоком мерцающем своде и красном каменном ковре на полу. 

Рисунок керамической плитки свода спроектирован параметрически, собран как пазл и совершенно уникален. Он состоит из точно подогнанных друг к другу пластин разной формы, которые мерцают и переливаются, отражая свет. 

«Ковер» на полу холла и на спиральной лестнице, ведущей к экспозиции, — это камень с высоким содержанием железа, которое дает ему глубокий красный цвет, а способ укладки (паркет из огромных слэбов) подчеркивает естественный узор.

Из атриума, минуя расположившийся на ступенях амфитеатра и завернутый в складчатую керамическую оболочку зрительный зал, посетители спускаются вниз, в пространство с гардеробом и кассами. На полу этой общественной зоны — базальт, в который «превратилась» брусчатка Красной площади. Она проникла через арки исторического корпуса и растеклась по внутренней улице, просочившись вниз. Это пространство, хотя и находится на цокольном этаже, имеет огромные окна со стеклами до 9 метров. Они впускают в помещение улицу между корпусами и резной фасад Средних торговых рядов, который становится заимствованной стеной и, несмотря на сдержанность интерьера, наполняет этаж визуальными событиями.

Последнее пространственное впечатление — подъем по спиральной лестнице-скульптуре, связывающей основные уровни музея. Ее геометрия и шаг создают предвкушение значительного на пути к экспозиции.

читать на тему: