Реставрация дома Наркомфина в Москве

Восстановление дома Наркомфина—первый пример научной реставрации здания конструктивизма, который при этом стал успешным коммерческим проектом.

расположение:

Москва, Новинский б-р, 25, к. 1

фото: Фото Юрий Пальмин © «Гинзбург Архитектс»

проектирование:

 2016–2017

реализация:
2017–2020

площадь участка:

3343 м2

общая площадь:
3941,9 м2

площадь жилого корпуса:
850 м2

площадь коммунального корпуса:
161,1 м2

авторы проекта:
«Гинзбург Архитектс»
производитель:
Duravit

сантехническое оборудование

«Гинзбург архитектс» пошли по пути консервативной реставрации, максимально сохранив абсолютно все подлинные элементы здания: и те, что находятся в предмете охраны, и те, что пока туда не включены. Такой подход позволил в итоге сохранить максимум подлинной фактуры, не заменяя износившиеся части похожим на оригинал новоделом. Зондажи и экспонирование дают представление о том, где именно разграничено подлинное и новое.

Карта дефектов и утрат фасадов жилого корпуса, «Гинзбург Архитектс», 2017. Зеленым выделены видимые дефекты штукатурки, розовым - утраченные оригинальные оконные блоки.  Западный фасад.
Карта дефектов и утрат фасадов жилого корпуса, «Гинзбург Архитектс», 2017. Зеленым выделены видимые дефекты штукатурки, розовым - утраченные оригинальные оконные блоки. Западный фасад.
Восточный фасад.
Восточный фасад.
Северный и южный фасады.
Северный и южный фасады.
Восточный фасад жилого корпуса после реставрации, 2020
Восточный фасад жилого корпуса после реставрации, 2020
Западный фасад жилого корпуса после реставрации, 2020
Западный фасад жилого корпуса после реставрации, 2020
Восточный фасад жилого корпуса после реставрации, 2020
Восточный фасад жилого корпуса после реставрации, 2020

Во время реставрации были демонтированы поздние надстройки и пристройки, раскрыты опоры, благодаря чему дом снова стал похож на дом-корабль. Также здесь воссоздали прежнюю планировку корпусов, вернули исторический цвет фасадов, восстановили большое открытое рекреационное пространство второго этажа и вестибюль. А коммунальному корпусу вернули большой витраж во всю стену.

Восстановленное витражное остекление коммунального корпуса.
Восстановленное витражное остекление коммунального корпуса.
Коммунальный корпус.
Коммунальный корпус.
Карта дефектов и утрат фасадов коммунального корпуса, «Гинзбург Архитектс», 2017. Желтым отмечены реставрируемые конструкции и элементы здания, оранжевым - воссоздаваемые. Южный фасад.
Карта дефектов и утрат фасадов коммунального корпуса, «Гинзбург Архитектс», 2017. Желтым отмечены реставрируемые конструкции и элементы здания, оранжевым - воссоздаваемые. Южный фасад.
Северный фасад.
Северный фасад.

Общественным пространствам дома, как и части апартаментов, вернули оригинальное колористическое решение. Чтобы установить авторские цвета 90-летней давности, были проведены сложные технологические исследования и выполнено в общей сложности 340 зондажей поверхностей интерьеров и фасадов, а также всех архитектурных элементов и деталей. Несколько фрагментов раскрытия исторических красочных слоев оставлены в холлах дома как знак подлинности.

Раскрытие слоев краски на колонне в ячейке.
Раскрытие слоев краски на колонне в ячейке.
Интерьер коммунального корпуса
Интерьер коммунального корпуса
Лестница жилого корпуса.
Лестница жилого корпуса.
Коридор жилого корпуса.
Коридор жилого корпуса.

Все окна со сдвижными рамами были тщательно восстановлены. Важной частью оконных проемов были особые прижимные элементы, обеспечивавшие очень плотное примыкание створок к рамам без использования дополнительного уплотнителя. Было найдено несколько десятков оригинальных деталей, представлявших собой изогнутые анкерные пластины, к которым заклепками прикреплялась собственно ручка. Все они были отреставрированы и установлены в основном на первом и втором этажах, где подлинные детали будут больше на виду. Но, благодаря сохранившимся историческим чертежам, удалось выяснить, что первоначальный проект предусматривал более сложное и эффективное устройство прижимных элементов. В результате было решено все несохранившиеся элементы запирания воссоздать в полном соответствии с первоначальным замыслом Моисея Гинзбурга.

Интерьеры жилых ячеек.
Интерьеры жилых ячеек.
Интерьеры жилых ячеек.
Интерьеры жилых ячеек.
Во всех квартирах есть современные кухни, санузлы с оригинальной метлахской плиткой и сантехникой бренда Duravit, чьи строгие «архитектурные» формы прекрасно отвечают эстетике дома Наркомфина. Фото: INT2
Во всех квартирах есть современные кухни, санузлы с оригинальной метлахской плиткой и сантехникой бренда Duravit, чьи строгие «архитектурные» формы прекрасно отвечают эстетике дома Наркомфина. Фото: INT2
Во всех квартирах есть современные кухни, санузлы с оригинальной метлахской плиткой и сантехникой бренда Duravit, чьи строгие «архитектурные» формы прекрасно отвечают эстетике дома Наркомфина. Фото: INT2
Во всех квартирах есть современные кухни, санузлы с оригинальной метлахской плиткой и сантехникой бренда Duravit, чьи строгие «архитектурные» формы прекрасно отвечают эстетике дома Наркомфина. Фото: INT2

В результате реставрации зданию вернули историческую функцию—жилую. Об интерьерах квартир-ячеек тоже позаботились. Девелопер и Алексей Гинзбург сошлись во мнении, что новые жители должны въезжать в полностью готовые интерьеры, добавляя в них только мебель и декор, что позволит избежать нарушения исторической подлинности интерьеров.  Во всех квартирах есть современные кухни, санузлы с оригинальной метлахской плиткой и сантехникой бренда Duravit, чьи строгие «архитектурные» формы прекрасно отвечают эстетике дома Наркомфина.

читать на тему: