Реставрация и приспособление к современному использованию пакгаузов на Стрелке в Нижнем Новгороде

Как ни парадоксально, в последнее время территорией архитектурных инноваций — наряду с небоскребостроением — можно смело назвать реставрацию и реконструкцию. Так, решение для ажурных павильонных каркасов на нижегородской Стрелке — не просто очередная удача бюро СПИЧ, но новое слово в сохранении и приспособлении подобного рода памятников. Слово емкое, звонкое, уверенное — и не менее запоминающееся, чем, например, эксперименты швейцарских коллег из Herzog &de Meuron. Только если их архитектура над объектами наследия довлеет и доминирует, то у Сергея Чобана и его команды, напротив, получилось высказывание максимально деликатное, тонкое и безусловно остроумное.

расположение:

г. Нижний Новгород, ул. Стрелка, д. 21, лит. Ж, И

заказчик:
Администрация г. Нижний Новгород

фото:
Дмитрий Чебаненко, Илья Иванов

проектирование:

2019-2020

реализация:
2021-2022

общая площадь:

3338,15 м2 (из них 1592.6 м2 – лит. И, 1745,5 м2 – лит. Ж)

максимальная отметка высоты:
16,57 м (конек исторических конструкций), 13,3 м (конек кровли нового объема)

вместительность в формате концертного зала:
430 мест

вместительность в форме конференц-зала:
608 мест

авторы проекта:
СПИЧ

Сергей Чобан, Игорь Членов, Алексей Шубкин, Анастасия Логинова, Анастасия Богодухова

Житейская мудрость о том, что нет ничего более постоянного, чем временное, будучи перенесенной в архитектурную сферу, обретает новые смыслы. Вспоминается, скажем, история с корпусом радиолаборатории MIT в Бостоне: самый обычный прямоугольный в плане ангар, возведенный буквально на пару лет, оказался настолько экономичным в эксплуатации, гибким и открытым к изменениям, что просуществовал более полувека. Что органично вписывается в злободневную дискуссию о том, какой должна быть архитектура, устремленная в будущее, — максимально трансформируемой и адаптивной, дабы потомкам не пришлось ломать голову, как без потерь приспособить ее под новое использование.

Часто временные архитектурные сооружения создавались для промышленных и хозяйственных выставок и ярмарок (их нынешняя реинкарнация — разнообразные ЭКСПО). И хотя многие из них вынужденно сносились, мы знаем немало примеров, когда выставочные павильоны сохранялись на долгие годы, даже если для этого им приходилось переехать в другое место — как павильону «Москва» на ВДНХ, созданному когда-то к Всемирной выставке в Монреале 1967 года. К слову, для построек последних ЭКСПО это тоже тренд: курс на устойчивое развитие не допускает расточительного строительства, и многим павильонам заранее придумывают сценарий «жизни после».

У противопоставления «временное-постоянное» в архитектуре есть и другая сторона. Как мы знаем, требования к временным и постоянным капитальным сооружениям кардинально отличаются: в первом случае они гораздо менее жесткие и не подразумевают, например, прохождение государственной экспертизы. Поэтому, как в случае с реконструкцией иногда удобнее использовать статус проекта «капитальный ремонт», так и в случае со строительством «временность» дает гораздо больше свободы и возможностей для маневра. И при этом совершенно не означает непрочность или неустойчивость — чаще ровно наоборот.

1896 год. Единственным зданием, которое не было построено с нуля для XVI Всероссийской промышленно-художественной выставки, впервые проводимой вне столичных городов, стал Главный выставочный павильон. Так те самые конструкции оказываются в Нижнем Новгороде © Современный культурный центр «Пакгаузы»
1896 год. Единственным зданием, которое не было построено с нуля для XVI Всероссийской промышленно-художественной выставки, впервые проводимой вне столичных городов, стал Главный выставочный павильон. Так те самые конструкции оказываются в Нижнем Новгороде © Современный культурный центр «Пакгаузы»
1882 год. Металлические каркасы, произведенные на Санкт-Петербургском металлическом заводе, изначально предназначались для главного здания XV Всероссийской промышленно-художественной выставки, состоявшейся в Москве в 1882 году. Над его проектом работали такие архитекторы, конструкторы и инженеры, как А. И. Резанов, Г. Е. Паукер, И. А. Вышнеградский, А. Г. Вебер и А. С. Каминский © Современный культурный центр «Пакгаузы»
1882 год. Металлические каркасы, произведенные на Санкт-Петербургском металлическом заводе, изначально предназначались для главного здания XV Всероссийской промышленно-художественной выставки, состоявшейся в Москве в 1882 году. Над его проектом работали такие архитекторы, конструкторы и инженеры, как А. И. Резанов, Г. Е. Паукер, И. А. Вышнеградский, А. Г. Вебер и А. С. Каминский © Современный культурный центр «Пакгаузы»
2015 год. Так выглядят пакгаузы в момент старта подготовки территории Стрелки к проведению чемпионата мира по футболу в 2018 году. Исследователи впервые обнаруживают конструкции и устанавливают их возраст © Современный культурный центр «Пакгаузы»
2015 год. Так выглядят пакгаузы в момент старта подготовки территории Стрелки к проведению чемпионата мира по футболу в 2018 году. Исследователи впервые обнаруживают конструкции и устанавливают их возраст © Современный культурный центр «Пакгаузы»
2017 год. Вид пакгаузов после разборки кровель и стен. Под ними естественным образом возникает модное ивент-пространство
2017 год. Вид пакгаузов после разборки кровель и стен. Под ними естественным образом возникает модное ивент-пространство
2020 год. После проведения работ по сохранению и консервации цвет пакгаузов теперь приближен к натуральному оттенку темного металла дореволюционных конструкций – это было предметом отдельного исследования © Современный культурный центр «Пакгаузы»
2020 год. После проведения работ по сохранению и консервации цвет пакгаузов теперь приближен к натуральному оттенку темного металла дореволюционных конструкций – это было предметом отдельного исследования © Современный культурный центр «Пакгаузы»

Сохраненные и отреставрированные ажурные конструкции на Стрелке раскрывают все грани этих особенных архитектурных смыслов «временности» (и в тоже время — вечности). Во-первых, когда-то металлические «кружева» были частью двух из двухсот павильонов 16-й Всероссийской промышленно-художественной выставки, которая проходила в Нижнем Новгороде в 1896 году (а до этого — частью главного павильона аналогичной выставки в Москве в 1882-м). И хотя по окончании их все разобрали, но, вполне в духе актуальных сегодня тенденций, распродали и переместили на новые места, в том числе четыре из них (два до наших дней не дожили) отправились на Сибирскую пристань Стрелки Оки и Волги. 

Во-вторых, именно физическая стойкость и смысловая универсальность уберегла их от сноса в предыдущие годы. Став на Стрелке основой для портовых хранилищ-пакгаузов, они «спрятались» больше, чем на столетие, — пока в 2015 году территорию не начали расчищать к чемпионату мира по футболу-2018 и не спала «пелена» в виде кирпичных стен и шиферных крыш.

В-третьих, это показательный случай того, как нечто временное, простояв достаточное количество лет, получает официальный статус объекта культурного наследия и своего рода «пропуск в вечность». Немалую роль, впрочем, в этом сыграла научная и профессиональная общественность: о ценности находки внутри портовых складов трубили направо и налево, в  2019 году в окружении уникальных конструкций прошли популярные в Нижнем Новгороде фестивали Intervals, «Стрелка», «Жарко» и состоялась всероссийская премия «Инновация». Чернея в темноте напротив новенького светящегося футбольного стадиона, таки построенного к чемпионату, пакгаузы стали новым символом Стрелки и города в целом.

В-четвертых, оформление проекта приспособления пакгаузов как некапитального временного строительства — то, что помогло сохранить конструкции нетронутыми, законсервировать их и зафиксировать в доступном для обозрения виде.

Наконец, в-пятых, нынешняя судьба пакгаузов неразрывно связана с музыкальным коллективом Теодора Курентзиса musicAeterna (в переводе с латыни — «Музыка вечна»). Как раз по инициативе дирижера, с которым Сергей Чобан познакомился в Перми, и его креативного директора Алексея Трифонова (он по совместительству должен возглавить будущий Нижегородский театр оперы и балета, место которому определили на Стрелке), руководство города обратилось с просьбой сделать мастер-план развития этой территории — вместе с уже очищенными металлическими конструкциями на ней — в бюро СПИЧ. И именно Курентзис первым опробовал концертный зал внутри бОльшего из пакгаузов, сыграв на его открытии 1 июня 2022 года. Как будто закрепил их «вечное» тут звучание и положение.

Мастер-план культурного центра на Стрелке. Кроме стадиона и ледового дворца здесь располагаются экспоцентр, филармония, музеи, театрально-концертный комплекс, дворец водных видов спорта и жилая застройка © СПИЧ
Мастер-план культурного центра на Стрелке. Кроме стадиона и ледового дворца здесь располагаются экспоцентр, филармония, музеи, театрально-концертный комплекс, дворец водных видов спорта и жилая застройка © СПИЧ
Мастер-план культурного центра на Стрелке. Вид на Стрелку со стороны Волги на ось экспоцентр-пакгаузы-филармония © СПИЧ
Мастер-план культурного центра на Стрелке. Вид на Стрелку со стороны Волги на ось экспоцентр-пакгаузы-филармония © СПИЧ
Мастер-план культурного центра на Стрелке.
Мастер-план культурного центра на Стрелке.
Мастер-план культурного центра на Стрелке. Вид со стороны Оки на жилую застройку и новую пешеходную набережную © СПИЧ
Мастер-план культурного центра на Стрелке. Вид со стороны Оки на жилую застройку и новую пешеходную набережную © СПИЧ
Мастер-план культурного центра на Стрелке. Иконическое здание филармонии
Мастер-план культурного центра на Стрелке. Иконическое здание филармонии
Мастер-план культурного центра на Стрелке. Приспособление пакгаузов в первой версии: внешние металлические конструкции застекляются, а внутри возводится еще один, деревянный каркас
Мастер-план культурного центра на Стрелке. Приспособление пакгаузов в первой версии: внешние металлические конструкции застекляются, а внутри возводится еще один, деревянный каркас

Итак, началось все с мастер-плана (см. ПР100) — размышлений о том, чем могла бы стать Стрелка для города после чемпионата и как развить ее в кластер культурно-массовых мероприятий. В пару к стадиону Дмитрий Буш (ПИ «Арена») в тот момент уже проектировал ледовый дворец, поэтому бюро Сергея Чобана сосредоточилось на культурной составляющей, расположив на одной оси с пакгаузами экспоцентр и филармонию, а вдоль Оки — застройку трех- и четырехэтажными домами с общественными функциями первого этажа и устроив вдоль нее еще одну полноценную пешеходную набережную. Пакгаузы при этом осмыслялись как многофункциональные пространства для концертного зала и временных выставок, и предполагалось, что для сохраняемых конструкций будет создан защитный футляр из стекла, внутри которого формируются необходимые помещения. Тогда, в 2019 году, проект широко обсуждался на всех уровнях, но как бы его не критиковали или не хвалили, от стеклянного перекрытия павильонных конструкций — самого популярного решения в таких случаях — пришлось отказаться. 

По словам архитекторов, первой проблемой была регуляция климата: чтобы внутри стеклянного футляра была комфортная температура, он должен был быть двойным и с особым напылением. То есть стекло уже не было бы таким прозрачным, открывая металлический каркас лишь под определенным углом. Сами же конструкции, уже неспособные (особенно по современным нормам) нести такую нагрузку, пришлось бы усиливать дополнительным каркасом. Даже сделай его из дерева, как и предлагал в мастер-плане Сергей Чобан, нагрузка на памятник все равно оказывалась слишком большой, а чистота восприятия нарушалась. И эта вторая проблема буквально загнала всех в тупик, когда и закрыть нельзя, и сохранность открытых конструкций под вопросом.

Вновь возводимые конструкции не выходят за пределы исторического каркаса и отступают от него внутрь на 1800 мм по периметру в плане. Кровля большого павильона имеет отступ более 500 мм от исторического каркаса, кровля малого объема более 200 мм
Вновь возводимые конструкции не выходят за пределы исторического каркаса и отступают от него внутрь на 1800 мм по периметру в плане. Кровля большого павильона имеет отступ более 500 мм от исторического каркаса, кровля малого объема более 200 мм
Каждый пакгауз исторически имеет двухчастную структуру, поскольку состоит из большего и меньшего объемов одинаковых очертаний, одинаковой геометрии. Внутренние металлические объемы (малый и большой) соединены между собой остекленным отапливаемым вестибюлем
Каждый пакгауз исторически имеет двухчастную структуру, поскольку состоит из большего и меньшего объемов одинаковых очертаний, одинаковой геометрии. Внутренние металлические объемы (малый и большой) соединены между собой остекленным отапливаемым вестибюлем
В качестве основного материала наружной облицовки применены фасадные панели из нержавеющей стали толщиной 40 мм
В качестве основного материала наружной облицовки применены фасадные панели из нержавеющей стали толщиной 40 мм
По горизонтали и вертикали фасады разбиты технологическими швами. Там, где внутри необходимо естественное освещение, на фасадах размещены панорамные окна в пол – перед ними установлены ламели из перфорированной нержавеющей стали
По горизонтали и вертикали фасады разбиты технологическими швами. Там, где внутри необходимо естественное освещение, на фасадах размещены панорамные окна в пол – перед ними установлены ламели из перфорированной нержавеющей стали
Композиция из исторического каркаса, эффектно подсвеченного в вечернее время, и новых объемов внутри него – это новый символ Стрелки и одновременно пример аккуратной реставрации и интеграции памятника промышленной архитектуры, реализованной, что немаловажно, относительно быстро и за умеренный бюджет
Композиция из исторического каркаса, эффектно подсвеченного в вечернее время, и новых объемов внутри него – это новый символ Стрелки и одновременно пример аккуратной реставрации и интеграции памятника промышленной архитектуры, реализованной, что немаловажно, относительно быстро и за умеренный бюджет

Выход, найденный в бюро СПИЧ, столь же прост, сколь неочевиден (аналогичные примеры пока неизвестны даже в мире) и без сомнения элегантен. Прежде всего исследования подтвердили, что оставить каркасы открытыми все-таки можно: в 2020 году их очистили от старых слоев краски и пыли и покрыли тремя слоями лака и морозоустойчивой краской высокотехнологичного состава для защиты металла от коррозии. А дальше идея заключалась в том, чтобы больше конструкции не трогать, сохранить их ажурный силуэт — и даже усилить эффект, сделав поверхность аккуратно, даже ювелирно интегрированных внутрь функциональных объемов концертного и выставочного залов зеркальной, множащей отражения всего вокруг. Они то полностью растворяются, то превращаются в своеобразные экраны для световых представлений — особенно в то время суток, когда Нижний Новгород оправдывает свое звание столицы закатов, или когда включается подсветка, вычерчивающая контуры залов и лишь больше оттеняющая конструкции.  

Интересно воспринимаются они и тогда, когда находишься внутри соединяющих две части каждого павильона вестибюлей — стеклянных галереях: стальные опоры помещены в «витрины» — так, что через прозрачную кровлю можно проследить их динамичное развитие изнутри наружу. Таким образом, каркасы в итоге несут только сами себя, причем делают это с максимальной визуальной отдачей. 

Вестибюль получил светопрозрачную кровлю, позволяющую изнутри вблизи увидеть ажурные конструкции. Главные входы в павильоны расположены на торцевых фасадах друг напротив друга
Вестибюль получил светопрозрачную кровлю, позволяющую изнутри вблизи увидеть ажурные конструкции. Главные входы в павильоны расположены на торцевых фасадах друг напротив друга
Основными материалами отделки внутренних стен общественных пространств являются металлические кассеты. Пол наливной – терраццо, белого цвета с фракциями разных оттенков
Основными материалами отделки внутренних стен общественных пространств являются металлические кассеты. Пол наливной – терраццо, белого цвета с фракциями разных оттенков
Для отделки концертного зала использовался шпон палисандра
Для отделки концертного зала использовался шпон палисандра
В выставочном павильоне есть стойка ресепшн и сувенирный магазин
В выставочном павильоне есть стойка ресепшн и сувенирный магазин
Прямо из вестибюля здесь попадают в глухие пространства выставочных залов без естественного освещения, отделанные белой матовой штукатуркой
Прямо из вестибюля здесь попадают в глухие пространства выставочных залов без естественного освещения, отделанные белой матовой штукатуркой

Что касается функциональных пространств павильонов, то они включают все необходимое (административные и складские помещения, гардеробы и камеры хранения, гримерки и репитиционные, кафе и санузлы) и выдержаны преимущественно в белом нейтральном ключе — это лучший фон для восприятия любого искусства. Исключение составляет концертный зал — уютная деревянная «шкатулка» с большим окном с видом на Волгу прямо за сценой, которое при необходимости (из акустических соображений) можно закрыть деревянным же занавесом. 

В то время как выставочная часть сделана без окон: для экспонатов Нижегородского художественного музея, который выступает оператором пространства, это к лучшему. Естественное освещение здесь заменяет искусственное, продуманное и просчитанное — впрочем, все оснащение экспозиционного зала отвечает высочайшим международным стандартам. 

Кстати, первая открывшаяся в пакгаузах выставка закономерно была посвящена истории Стрелки. И хотя ее будущее все еще туманно — мастер-план, скорее всего, не реализуется, и даже здание театра, на которое собирались провести международный конкурс, думают перенести в другую часть города — эта заключенная в металле (и умноженная в зеркале) демонстрация преемственности делает Стрелку, как сейчас принято говорить, однозначным местом силы. Местом, где хочется верить в то, что мы таки научимся правильным образом сохранять свое наследие. Научимся беречь его для потомков. Что архитектура и музыка, как всякое искусство, могут быть «вечными». Что незыблемые и стабильные вещи в этом мире все-таки существуют. 

читать на тему: