Выставка «Пятое измерение» в Фонтанном доме

Нашумевшая выставка, соединившая под крышей Фонтанного дома два литературных имени — Анны Ахматовой и Михаила Булгакова.

расположение:

Санкт-Петербург, Музей Анны Ахматовой в Фонтанном доме, Литейный пр-т, 53

Фото: АМ «Витрувий и сыновья», иллюстрации Сергей Падалко

проектирование и реализация:

2020

портреты на дверях:

Нестор Энгельке

авторы проекта:
Витрувий и сыновья

Художник экспозиции: Сергей Падалко  

идея: Леонид Копылов

разработка концепции: Нина Попова, Татьяна Позднякова, Анна Соколова, Ирина Иванова, Елена Арефьева, Елена Джумук, Галина Артеменко, Арсений Агеев, Виктория Зыбкина.

кураторы: Жанна Телевицкая, Светлана Александрова

графический дизайн: Ксения Букина

Параллель между Анной Ахматовой и Михаилом Булгаковым не случайна: для обоих «пятое измерение» становится выходом за рамки повседневности, способом преодоления времени и пространства. У Ахматовой в «Поэме без героя» расступаются стены, и к автору в канун 1940 года приходят тени из 1913‑го, а в романе Булгакова «Мастер и Маргарита» читатель оказывается то на Патриарших прудах 1920-х годов, то в евангельских временах на балконе Понтия Пилата, то на грандиозном балу у Сатаны в границах неожиданно ставшей необъятных размеров обычной московской квартиры.

По обе стороны длинного коридора – двери и дверки. Открыв любую из них, можно войти или заглянуть в пространство жизни или творчества двух писателей.
По обе стороны длинного коридора – двери и дверки. Открыв любую из них, можно войти или заглянуть в пространство жизни или творчества двух писателей.
План выставки. Рисунок Сергея Падалко
План выставки. Рисунок Сергея Падалко
Эскиз Сергея Падалко
Эскиз Сергея Падалко

Так для художественного решения выставки был выбран образ коммунальной квартиры. «Нехорошей квартиры», как ее называет Булгаков: не по своей воле из нее бесследно исчезают люди. В Фонтанном доме это было реальностью: из квартиры № 44 под конвоем уводили Николая Пунина и Льва Гумилева.

По обе стороны длинного коридора — двери и дверки. Открыв любую из них, можно было войти или заглянуть в пространство жизни или творчества обоих писателей.

Каждая «комната» имела условное название. Например, в «Судилище» предлагалось взять в руки и прочитать стенограммы партийных заседаний, на которых Ахматову называли «невероятной блудней», а Булгакова — «литературным уборщиком».

Для комнаты «Пятое измерение» петербуржцы принесли фотографии из своих семейных архивов.
Для комнаты «Пятое измерение» петербуржцы принесли фотографии из своих семейных архивов.
 в «Судилище» можно взять в руки и прочитать стенограммы партийных заседаний, на которых Ахматову называли «невероятной блудней», а Булгакова «литературным уборщиком».
в «Судилище» можно взять в руки и прочитать стенограммы партийных заседаний, на которых Ахматову называли «невероятной блудней», а Булгакова «литературным уборщиком».

Для комнаты, одноименной с названием выставки, фотографии из своих семейных архивов принесли сами петербуржцы. На снимках — лица людей 1930–1960‑х годов, на столе — чернильница и рукописи Ахматовой и Булгакова.

«Подвал памяти» — возможность взглянуть на страницы «Поэмы без Героя» и романа «Мастер и Маргарита», которые можно увидеть только здесь: это рабочие варианты разных лет, не вошедшие в окончательную редакцию. К выставке Сергей Падалко нарисовал от руки подробный путеводитель.

Специально для выставки петербургский художник Нестор Энгельке вырубил на дверных филенках портреты Ахматовой и Булгакова.
Специально для выставки петербургский художник Нестор Энгельке вырубил на дверных филенках портреты Ахматовой и Булгакова.

Значимую роль в экспозиции играли те самые двери: старые, настоящие, с выдранными замками, наслоениями краски и следами оклейки обоями. Но на этом история с дверями не заканчивалась: специально для выставки петербургский художник Нестор Энгельке в изобретенном им жанре «топоропись» сделал на двух деревянных полотнах портреты главных героев проекта — Анны Ахматовой и Михаила Булгакова, — вырубив изображения топором.

читать на тему: