Вид на Peterskirche Gorlitz, Германия, 2020 © фото Тимофей Гарбузов

О культурном наследии в подробностях. Анонс цикла статей

Представляем вам еще одного нашего нового автора — историка Анну Гайнутдинову, специалиста по теории и практике работы с культурным наследием. Анна, например, делала историко-культурное исследование для проекта реставрации Северного Речного вокзала и оценивала воздействие предполагаемого строительства для объекта всемирного наследия «Культурно-исторический ансамбль Соловецких островов». Однако в своих статьях для ПР она будет рассказывать о наследии не в привычной риторике кейсов или даже категорий — примеры удачных или неудачных форм взаимодействия с памятниками будут служить лишь иллюстрациями; но через ключевые концепции, составляющие саму суть понятия «наследие»: подлинность, ценность, целостность и соотношение материального и нематериального.

историк искусства и архитектуры, член ИКОМОС с 2011 года, член Совета Национального Комитета ИКОМОС, Россия (2016-2019), представитель российского ИКОМОС в EPWG (Emerging Professionals working group) ICOMOS International

образование: Юридическая Академия (МГЮА им. Кутафина), отделение всеобщей истории и теории искусства исторического факультета МГУ М.В. Ломоносова, программа Heritage Studies в университете в Германии (н.в.)

деятельность: С 2009 года занимается вопросами охраны наследия; несколько лет работала в Департаменте культурного наследия, после ушла в реставрационную отрасль и сейчас разрабатывает историко-культурные исследования и проекты предметов охраны для памятников (по сей день).

Что такое культурное наследие? Как менялось представление о нем в последние десятилетия и что было главным двигателем этой эволюции? Что такое подлинность, ценность и целостность наследия и как соотносятся друг с другом материальные и нематериальные атрибуты памятников? Как сформировавшаяся в поле международных соглашений доктрина сохранения наследия преломляется в российской практике? Что не так с выдающейся универсальной ценностью объектов, внесенных в список всемирного наследия, и ценностно-ориентированным подходом к управлению наследием? Что собой представляет Российская программа Всемирного наследия и как она влияет на судьбу рядовых памятников? А также как быть с неудобным и непризнанным наследием и какую роль оно играет в «войнах памяти»?

Культурное наследие — весьма многогранный феномен и чрезвычайно емкое понятие, состоящее из многих плоскостей значений и смысловых категорий, многообразие которых выражается в обилии трактовок, классификаций, подходов к его изучению, сохранению, допустимому использованию, управлению им и так далее. 

С одной стороны, это всеобщая ценность, обязанность сохранения которой для будущих поколений прописана в международных договорах и конституциях отдельных государств, с другой, это поле бесконечной борьбы конфликтующих сторон, по-разному трактующих ценности, воплощенные в наследии.

Kaiser Wilhelm Memorial Church в Берлине — удачный пример консервации © GerardM
Kaiser Wilhelm Memorial Church в Берлине — удачный пример консервации © GerardM

В серии публикаций о культурном наследии мы сфокусируем внимание на категориях, составляющих суть этого понятия: подлинность, ценность, целостность; рассмотрим, как соотносятся нематериальные компоненты и материальные атрибуты объектов наследия; покажем, как изменялось представление о них в течение последнего времени, как эволюционировала международная доктрина вслед за этими трансформациями и каким образом она, в свою очередь, влияла на сложение отечественной практики взаимодействия с наследием. 

В частности, в разговоре о подлинности ключевыми будут рассуждения о том, как формируются подходы к ее интерпретации, какие трансформации в ее понимании произошли в российской практике за последние 100 лет и как деколонизация культуры может повлиять на дальнейшие изменения. 

Говоря о значимости наследия, мы затронем тему взаимосвязанности и взаимозависимости ценностей, воплощенных в наследии, хрупкости нематериальных компонентов, труднее поддающихся консервации и совсем не подлежащих воссозданию; универсальный подход к ценностям и то, что памятники сохраняются для будущих поколений, а не для настоящих, и какие особенности это должно накладывать на процессы их сохранения. 

В материале о целостности речь пойдет о многослойности памятника, важности контекста для восприятия его ценности, которая вне контекста утрачивает большую часть своей значимости, если не всю целиком; о следах времени, которые составляют суть ценности наследия, об очерчивании ее границ и о том, что такое ландшафтный подход к наследию. 

В одном из материалов мы непременно поговорим о непризнанном и «неудобном» наследии, которое в первую очередь воспринимается через ассоциации, воспоминания и эффект «постпамяти», и постараемся на примере успешных практик консервации и интерпретации таких объектов представить позитивный сценарий сохранения подобного наследия в России. 

Отдельную публикацию планируется посвятить списку Всемирного наследия, объекты которого являются эталонами для, скажем так, рядовых памятников во всех смыслах. Разберемся, за что критикуют Конвенцию 1972 года и как она эволюционирует под влиянием этой критики. Посмотрим, как обстоят дела со Всемирным наследием в России, что уже внесено в список, что планируется внести и что никак не может найти свою дорогу в этот элитарный клуб. Приглядимся, как живут эти объекты и как методы их сохранения влияют на всю практику взаимодействия с наследием. 

Каждая из публикаций серии будет снабжена живыми примерами, наглядно иллюстрирующими грани практического воплощения различных подходов и методов консервации наследия и управления им, а также мнениями экспертов и практикующих специалистов. 

 

Предполагается, что серия, дав ответы на какие-то вопросы, поднимет новые. Будучи только в определенной степени ликбезом в отношении некоторых тем, она в первую очередь должна стать приглашением к рассуждению и дискуссии.

читать на тему: